Наши рассказы\стихи на Фестиваль

Наши рассказы\стихи на Фестиваль

Сообщение Эйнгард » 13 окт 2014, 16:37

По аналогии с темой с фотографиями
Для почина выложу свои, надеюсь в дальнейшем, других почитать :)

Наёмник
http://www.proza.ru/2008/05/28/623
Звон мечей. Лязг щитов. Удар. Уворот. Ещё удар. Блок. Противники разошлись, чтобы через мгновение вновь схватиться. Два достойных друг друга воина мерялись силами на пыльной глади небольшой арены. По краям ристалище было ограждено невысокой деревянной изгородью, по внешней стороне которой стояли воины ищущие славы, все одетые в кожаные доспехи, утепленные звериным мехом. Вооруженные кто кинжалом, кто полуторным мечом, а кто и тяжелым двуручником. Были и немногочисленные зеваки в простых льняных крестьянских одеждах.
-Ты у меня наглотаешься пыли! – прокричал оппоненту воин в центре арены. Высокий, но немного сутулый, облаченный в черные кожаные доспехи. Его коротких волос лишь недавно коснулась седина, в то время как густые усы уже сплошь седые. Лицо было суровым и одновременно очень спокойным. Большие голубые глаза хитро сощурились. Его противник молодой воин лет двадцати пяти. Среднего роста. Густые русые волосы собраны в хвост. Высокий лоб и пронзительные зеленые глаза, в которых горит огонек азарта. Молодость и зрелость столкнулись в бескомпромиссном поединке.
-Это мы ещё посмотрим Мартин… - тихо ответил юноша и размашисто ударил мечом. Могучий удар, парированный щитом, вышиб сноп искр и отбросил противника назад.
-Весьма неплохо Герт – ухмыльнулся седовласый – но что ты скажешь на это – проговорил он и ударил мечом в ноги противника. Юноша не растерялся и ловко, словно веревку, перепрыгнул меч и нанес ответный удар кулаком. Мартин словно не заметил удара в лицо – лишь немного скривился. Оттолкнув Герта, седовласый вновь перевел бой в спокойное русло. Воины, мерно кружили по арене, обмениваясь молниеносными, словно укус змеи, ударами. Если Мартин, казалось, не знает усталости, то Герту каждый удар давался всё тяжелее. День тем временем перевалил далеко за полдень, и солнце стало клониться к закату, скрываясь за заснеженными даже летом вершинами Рудных гор. Наконец, подобный ход боя надоел юноше, он решил, во что бы то ни стало закончить поединок, по возможности выйдя из него победителем. Размашистыми ударами юноша стал теснить Мартина к краю арены. Под напором Герта бойцу пришлось перейти в глухую оборону.
Вот он бой! Победа близка! – в мыслях ликовал Герт. – Мой смертоносный меч поразит любого противника. Звон клинков подобен прекраснейшей песни менестреля и завораживает меня.
Оказавшись у края площадки, Мартин решил перейти в ближний, контактный бой, постарался чистой силой выбить меч из рук противника. Клинки скрестились, воины налегли на них всей силой. Бугрящиеся мускулы под кожей доспехов натужно вздулись. Кто знает, вышел ли бы Мартин победителем из такого боя, либо Герт одолел бы его. Но тут юноша сделал ловкий ход и ударом ноги поставил подножку седовласому. Удар застал того врасплох. Мартин повалился наземь. Предупреждая возможный ответный удар, Герт наступил бойцу на запястье. Меч выпал и откатился в сторону. Спустя уже мгновение ликующий Герт держал клинок у горла побежденного. Раздались одобряющие возгласы от воинов за оградой арены.
-Полагаю всё ясно?! – прокричал Герт, не столько своему сопернику, сколько играя на публику.
-Да-а… - сдавлено прохрипел Мартин – сам видишь. Герт победоносно поднял меч вверх, сорвав порцию аплодисментов окружающих, и подал руку поверженному Мартину. Боец похлопал юношу по плечу.
-Итак… - раздался суровый голос и из толпы зрителей вышел высокий статный воин. В отличие от остальных, не могущих похвастаться чем-то лучше кожаных доспехов, воитель был в начищенных до блеска латах. – Итак…-повторил воин, призывая толпу утихнуть – победителем турнира гильдии объявляется Герт из Итиля. В награду он получает звание полноценного «Клинка» гильдии наемников. В толпе раздались аплодисменты. Герт низко поклонился зрителям, большей частью которых были его соратники по гильдии, и побрел к выходу из арены. Получив несколько дружеских поздравлений и одобрительных рукопожатий Герт уже хотел было скрыться во внутренних помещениях небольшого каменного дома где располагался совет гильдии и было что то вроде постоялого двора, как к нему подошел сам Сир Клаус Виспер – глава гильдии, тот самый что минутами ранее поздравлял юношу с получением нового звания.
-Ты храбро сражался друг мой – одобрил он юношу - и заслуженно получаешь звание полноценного воина гильдии.
-Благодарю вас сир… - склонил голову Герт. Я получил удовольствие от битвы. Для меня каждый успешный бой подобен восхитительной песни, которую я сыграл с успехом. Бой для меня есть лучший отдых. Клянусь, вы не зря меня приняли! Я ещё прославлю нашу гильдию.
-Смелые слова юноша – улыбнулся Клаус – однако помни, что это был лишь тренировочный бой, а твой соперник рядовой боец гильдии, пускай и выше тебя по званию. Да и вооружены вы были одинаково хорошо. Вы находились в равных условиях. Порой может случиться так, что благоразумнее и не позорно отступить.…Помни это.
-Конечно сир – смущенно проговорил Герт и поспешно решил удалиться на постоялый двор, чтобы пропустить стаканчик-другой и поведать о своём успехе проезжим странникам. На арену тем временем вышел ещё один соискатель звания «Клинка» и уже другой «Мастер-клинок» схлестнулся с новичком в поединке. Герт не стал следить за битвой и скрылся на постоялом дворе.
Гильдия наемников славилась на всё Рэвенсвордское графство и далеко за его пределами. От Ледяных гор на севере и Рудных на западе, до морского побережья на юге и Талосской пустыни на востоке. Работа у наемников разнообразна. От охраны торгового каравана, до усмирения восстания крестьян. И этой работы всегда хватало. Смелый наемник гильдии мог не жаловаться на достаток – пара-тройка выполненных заданий может на год наполнить кошелек золотом. Гильдия дорого берет за свои услуги. Стать наемником было мечтой любого смелого человека. С увеличением численности гильдии мораль в ней существенно упала. Хоть официально гильдия и не занималась заказными убийствами, а уличенные в этих делах изгонялись из нее, но всегда в её рядах стало можно найти того, кто не побрезгует грязной наживой. Многие странники – романтики дорог, несмотря на солидный куш который можно получить вступив в гильдию, избегали её рядов, презренно называя воинов «грязными убийцами». Чтобы стать наемником гильдии, или клинком как звали друг друга воины, нужно выполнить вступительное испытание. А именно, доказать свои силы в поединке с наемником достигшим звания мастера. Причем не обязательно одержать верх, главное произвести впечатление на большинство мастер-клинков. Одержавшему же верх в поединке, что, впрочем, случалось не так часто, дорога в наемники была открыта и без одобрения других.
Графство Ревенсворд располагается на обширной равнине, граничащей с Рудными горами на западе и Ледяными на севере. На юге и востоке графство граничит куда с более обширным Талосским графством, простирающимся далеко на восток, вплоть до одноименной Талосской пустыни. Равнина богата ресурсами. Это и лес, широко ценящийся в странах востока и рыба в изобилии водящаяся в бурных потоках реки Игристой, спускающийся с холодных отрогов Ледяных гор. Впрочем, основные доходы графство получает от продажи металлической руды, добываемой в Итильской шахте. Располагаясь в Рудных горах, она уже более столетия обеспечивает рудой правителей Ревенсворда. В предгорьях вблизи шахты быстро вырос град Итиль. Город кузнецов и ремесленников. Каждый странник знает, что лучшие мечи куются именно там.
Столица графства расположена восточнее Итиля, ближе к реке Игристой. Это город Редрок и подле него замок Вороново гнездо – имение Роберта Третьего, правителя Ревенсворда. Замок получил своё название из-за обилия воронов, живущих в этой местности. Сии гордые птицы часто кружат в небесах вокруг замка, придавая тому ореол мрачности и таинственности. Придворные маги Воронова гнезда давно приручили многих птиц прислуживать человеку. Послания крылатые гонцы доставляют куда быстрее и надежнее чем самый резвый всадник. Увидев в небесной выси одинокого ворона, любой крестьянин с уверенностью скажет, что летит он, скорее всего, из замка Вороново гнездо.
Дома гильдии разбросаны по всему графству, вплоть до маленьких деревушек, но совет гильдии, как и полагается по званию, расположен в столице. Именно здесь храбрый воин мог стать клинком гильдии.
Постоялый двор «Семь тарелок» граничил со зданием Совета. В двухэтажном каменном здании, мало чем отличающимся от других зданий в округе, наемники проводили свободное время за кружечкой эля, а также останавливались на ночлег. В просторном полупустом зале сидели за столиками с десяток-другой человек. Здесь были и наемники гильдии, и просто странствующие скитальцы, и несколько зажиточных торговцев, которых легко было узнать по позолоченным поясам купеческой гильдии. В углу помещения находился большой камин, пламя в котором мерно потрескивало и создавало причудливую игру теней на стенах. За стойкой стояла очаровательная, ещё совсем юная девушка лет двадцати. Густые каштановые волосы легкой волной спускались по плечам. Курносый нос покрыт легкой сыпью веснушек. Большие светло-карие глаза по-детски невинны. Легкое зеленое платье, без какого то ни было узора, элегантно подчеркивало стройную талию. Девушка размеренно потирала пустые кружки, но глаза её были глубоко задумчивы.
Дверь распахнулась, и в залу вошел улыбающийся Герт. Осмотрев быстрым взором помещение, взгляд его с удивлением остановился на девушке за стойкой и воин размеренным шагом подошел к ней.
-Привет любимая…- проговорил Герт и нежно поцеловал девушку в щеку. – Как я вижу ты сегодня в таверне за главную.…А где твой отчим? – с интересом спросил юноша.
-Он сегодня договаривается с торговцами из Штенфорда о поставке вина. Оно чем-то уж очень ему понравилось. Порой мне кажется, что работа для него дороже близких – устало проговорила девушка.
-Понятно… - вздохнул юноша. - Можешь меня поздравить Изабелла – взяв девушку за руку, проговорил Герт – отныне я клинок гильдии!
-Да знаю я – обняв Герта, проговорила девушка – все наемники только об этом и говорят. Судя по всему, ловко ты отделал мастера Стира.
-Ну не без этого – улыбнулся Герт – жаль, что ты не видела мой бой.
-Ему просто повезло – раздался хриплый голос сзади. К стойке подошел пожилой, немного подвыпивший воин. Доспех из кожи крылана серьезно обветшал. Серебряный пояс выдавал в нем мастер-клинка. На его щеке от глаза до шеи алел ужасающий шрам. Мутными от эля глазами воин посмотрел на Герта. – По мне, так тебе чертовски повезло – повторил он, тыкнув пальцем в юношу. – Если бы не та, весьма, кстати, подлая, подножка – Стир бы размазал тебя. Не выдержать тебе затяжного боя. Нет ни силенок, ни ловкости.
-Ты ответишь за свои слова – прошипел Герт, со злостью вытащив меч из ножен.
-Спокойно! – выскочила из-за стойки Изабелла и встала между спорящими. - Никакого кровопролития. И, между прочим, вам обоим прекрасно известно, что дуэли между клинками запрещены. Девушка положила руку на плечо Герту и тихо проговорила – успокойся милый…. Рассчитывающая на драку публика разочарованно вздохнула и, словно забыв о происшествии, вернулась к своим обыденным разговорам
-Как бы не Изабелла, я бы тебе показал – боевито проговорил Герт и плюнув воину под ноги сел за высокий стул у стойки.
- Наберись мудрости юнец, жизнь дается тебе только один раз – спокойно без всякой злобы проговорил мастер-клинок и, сочувственно кинув взгляд на юношу, отправился к столику у камина.
- Пьянь! – ругнулся Герт и перевел взгляд на девушку.
Изабелла укоризненно посмотрела на юношу, но вместо назидания проговорила…
- Ну что, клинок ты мой? Какие теперь у тебя планы?
-С нетерпением жду первого своего задания в ранге клинка – проговорил Герт. Поверь я ещё докажу всей гильдии своё мастерство. А тебе, любимая, я однажды принесу зуб лунного дракона. Слышал несколько таких ещё живут в Ледяных горах.
- Мне нужен ты, целый и невредимый, а ни какой то зуб, который разве что как побрякушку иначе и не используешь – проговорила Изабелла.
Ранний вечер, перешел в ночь. Последние отблески заката скрылись за отрогами рудных гор. Попрощавшись с девушкой, Герт отправился в свою комнатку на втором этаже. Помещение было маленьким и очень скромным. Письменный стол с масляной лампой на нем. Застеленная кровать. И большое окно с плотными бардовыми занавесами. С мыслями о победе над лунным драконом, о подвигах по всему миру, Герт быстро уснул.
Утром его разбудил вежливый стук в дверь. Первые лучи восходящего солнца пробивались сквозь зашторенное окно. В комнате было весьма свежо. Поежившись и наскоро надев рубаху и штаны, Герт открыл дверь. Юноша обнаружил за ней взволнованную Изабеллу.
-Похоже, пришел твой час Герт – проговорила девушка. - Вчера прилетел ворон с письмом от графа Роберта. Не знаю подробностей, но затевается что-то крупное. Всем клинкам приказано собраться на дворцовой площади подле Воронова гнезда.
- Спасибо тебе что сообщила – проговорил юноша. – Теперь изволь оставить меня одного. Прости, я буду собираться в дорогу. Непременно расскажу тебе обо всем, что произойдет в замке, если конечно сиё не будет великой тайной. С этими словами он поцеловал девушку и, проводив её взглядом до конца коридора, закрыл дверь.
Сборы не потребовали много времени. Надев походный доспех, юноша с трепетом в сердце вышел с постоялого двора. На улице ранним утром, практически никого не было, лишь редкие прохожие спешили по своим делам. Миновав узкие извилистые улочки крестьянского квартала, Герт вышел к северной окраине Редрока. Широкая мощеная дорога, поднимаясь на холм, вела к красивому древнему замку. Твердыню окружала внешняя высокая каменная стена, ощетинившаяся грозными бойницами для лучников. Сам замок красовался на вершине холма. Сложенный из серого камня, он являл собой вершину архитектурной мысли прошлого. Возраст замка перевалил за триста лет. Над шпилевидной башней, как всегда летало несколько воронов. Впереди по дороге Герт заметил ещё одного путника. Решив поспешать, юноша стал подниматься на холм. Минуло не более получаса, и Герт подошел к большим подъемным воротам. Возле опущенной решетки стояло двое стражников в изысканных латах дворцовой охраны. В руках у каждого красовалась длинная алебарда. Увидев пояс «клинка» на юноше, один из стражников без всяких вопросов лишь молча кивнул, освобождая проход. Впервые в своей жизни Герт оказался в сердце Ревенсвордского графства, цитадели знати. Дворцовая площадь, оказавшаяся сразу за внешними воротами, была уже многолюдна. Окинув быстрым взглядом окружающих, Герт насчитал около пятидесяти человек. Некоторые юноше были уже известны по именам.
- По какому поводу сбор? – тихо спросил Герт у одного из «клинков».
- Сам не знаю, судя по всему, сам граф даст нам какое то важное поручение. На моей памяти такой сбор был лишь однажды. В тот раз гильдии поручили подавить восстание крестьян в Древенморте.
- Что то я не слышал ни о каком восстании сейчас где бы то ни было…
-Чего гадать – пожал плечами «клинок» - скоро всё узнаем.
Площадь постепенно наполнялась народом. Похоже, пускали и простолюдин. Во всяком случае, многие ждущие не как не походили на наемников. Слишком уж просто были они одеты- никакого пояса, и льняные рубахи разного фасона. Ожидание затягивалось, и по толпе уже пошел взволнованный гул. Наконец, когда тень больших солнечных часов стоявших на площади указала на девять утра, раздались фанфары. Под скромные аплодисменты публики, на замковый балкон вышел граф ревенсвордский Роберт Третий. Граф красовался роскошной мантией, а грудь украшал сверкающий в лучах солнца, крупный рубин.
-Приветствую вас храбрые «клинки». Настал тот день, когда всё графство надеется на вас. Как известно благодаря труду верноподданных, Итильская шахта снабжает графство великолепной железной рудой, из которой куется непревзойдённейшее по остроте оружие. Благосостояние графства под угрозой! Как недавно стало известно, наши труженики шахт, прокладывая очередной тоннель, вгрызлись слишком глубоко в недра гор и натолкнулись на тоннели пещерных копателей. Страшных монстров, похожих на гигантских муравьев. Копатели распространились по всей сети тоннелей Итильской шахты, убивая всех на своём пути. Все работы в шахте пришлось остановить. От вас требуется избавить графство от этой напасти. Причем не просто избавить, а уничтожить всякое присутствие пещерных копателей. Мы хотим использовать их тоннели для дальнейшей разработки руды. Я понимаю, что поручаю непростую задачу, поэтому вам будет помогать гильдия магов. Лучшие боевые маги графства, будут биться с вами плечом к плечу. Вы ещё получите весь необходимый инструктаж от вашего главы сира Клауса Виспера. Сейчас же готовьтесь отправиться в путь. Как граф Ревенсворда я даю вам слово, что работа будет щедро вознаграждена.
Тем временем, на балкон вышел сир Виспер. Подняв руку вверх, тем самым призвав к тишине, воин прокричал:
-«Клинки»! Пришло время, чтобы проявить себя! Общий сбор назначаю на западной дороге из Редрока. Там уже подготовлен походный лагерь. Оттуда мы уже все вместе отправимся к Итилю. В путь же «клинки»!
С этим словами сир Виспер и граф Роберт покинули балкон. По толпе пронесся легкий ропот и все начали расходиться.
-Чувствую, что нам там мало не покажется – проговорил один «клинок» другому. Никогда ещё «клинки» и маги не нанимались на одно задание…
-Встречал я как-то одного пещерного копателя, когда был в Рудных горах – ответил собеседник. – Не сказать что бы он бы таким уж непобедимым. Я сумел с ним справиться в одиночку!
«Клинки» отдалились от Герта, и юноша перестал разбирать их слова.
-Вот он шанс проявить себя! – радовался Герт. – Надо рассказать возлюбленной о задании и собираться в путь.
Изабелла встретила Герта у входа на постоялый двор. Взволнованно посмотрев на любимого, девушка немного печально произнесла:
-Рассказывай воин, в какую передрягу ты решил ввязаться?
-Я отправляюсь в родной град Итиль. На шахте проблемы с Пещерными Копателями…
-Это что за ужасы такие?
-Точно не знаю. Я с ними не сталкивался. Знаю лишь, что они похожи на гигантских муравьев.
-Возьми этот медальон Герт – проговорила девушка – говорят, он приносит удачу.
В руке у юноше заблестел маленький серебряный кулон, с выграверанным грифоном.
Немного поговорив о разных пустяках, Герт и Изабелла распрощались. Но долго ещё у Герта на губах ощущался её нежный поцелуй.
Быстро собрав походный мешок, юноша вышел с постоялого двора. Разгорался дивный солнечный июньский день. На безбрежно голубом небе, не было ни облачка. Легкий ветерок приятно освежал. Покинув пределы города, юноша отправился по западной дороге. Долго идти не пришлось. В нескольких милях от городских стен, на просторном лугу раскинулся свежесозданый походный лагерь. Между более чем десятком шатров ходили, или просто сидели беседовали наемники гильдии. На окраине лагеря, стояло пять шатров, разительно отличавшихся от других. В отличие от остальных, грязно-серых, эти искрились всеми цветами радуги, словно сделанные из хрусталя. Так, обособленно от «клинков» собирались маги. Возле шатров, несколько человек в красных мантиях, о чём-то беседовали, презренно смотря на наемников. Ближе к вечеру, под одобрительные возгласы, к клинкам вышел сир Виспер.
- «Клинки»! Рад сообщить вам, что все приготовления к походу завершены. Поспешим же на помощь верноподданным графства. По моим расчетам мы должны одолеть расстояние до Итиля, за три дневных перехода. Сегодня же мы должны до ночи, преодолеть расстояние в десять миль. Наш привал будет возле форта Инвилль, что западнее. Впереди по Рудному тракту.
Свернув шатры, наемники отправились в путь. Колонну возглавлял сир Виспер с окружением из мастер-клинков. Далее следовали боевые маги, в роскошных красных мантиях, держащие в руках однотипные посохи гильдии. Магов набралось человек тридцать. За магами же, завершали процессию обычные «клинки», среди которых шагал и Герт.
- Новичок что ли? – окликнул Герта «клинок» средних лет, одетый в тряпичные куртку и штаны, коричневого цвета. Лицо воина украшала небольшая бородка. Волосы коротко пострижены. В карих глазах, присмотревшись, можно разглядеть огромный жизненный опыт. – Что-то я тебя не знаю…
-Да. Я лишь вчера получил звание «клинка».
- Будто подгадал – улыбнулся воин – Джеральд, будем знакомы…
-Герт. Рад знакомству.
- Эй, Ральф – окликнул Джеральд идущего впереди воина, в потертых латах – познакомься с новичком Гертом…
Молодой воин с длинными, черными, словно вороново крыло волосами, и глубокими зелеными глазами, нехотя обернулся.
-Ральф из Древенморта, к вашим услугам – шутливо поклонившись, проговорил воин.
-Герт из Итиля, к вашим.
-Из Итиля… - задумчиво проговорил Ральф – домой, стало быть, идешь?
- Мой дом – дорога – проговорил Герт - я давно не был в родном городе. Иду же я, как и все, чтобы избавить шахты от пещерных копателей…
Колонна воинов неспешно шествовала по тракту. По бокам дороги тянулись однообразные поля. Колосящаяся рожь мелодично шелестела на ветру. То тут, то там виднелись неказистые крестьянские хижины, огражденные деревянными изгородями. Ржаные поля чередовались с ничейными лугами, заросшими пустоцветом. Впереди на горизонте виднелась цепочка гор. Путники шли молча, каждый думал о чём-то своём. День постепенно клонился к вечеру. Вечер перешел в ночь. Наконец, когда последние отсветы заходящего солнца скрылись за горизонтом, а западная часть неба, в отличие от наступающей с востока ночи, окрасилась в угасающие отблески всех оттенков оранжевого, воины увидели впереди дорогу, отходящую в сторону от тракта. Дорога вела в подступивший к тракту ельник и скрывалась в его чаще. Свернув с тракта, процессия пошла через лес и спустя не более получаса, деревья расступились. Путники увидели на вершине невысокого холма, старинный форт, сложенный из грубого камня. Небольшой квадрат стен, ограждающие внутренний двор, четыре башни по углам. Стены, несмотря на незыблемую прочность, все поросли мхом и плющом. Постройка, безусловно, была очень древней.
- Вот он, форт Инвилль! – проговорил Ральф. – Твердыня, оставшаяся со времен войны с Талосским графством. Форт смог выдержать месячную осаду и остался невзятым. Ну а потом, как ты, думаю, Герт знаешь, если, конечно, читал исторические хроники – воюющие графства подписали мирный договор и остались при своих позициях. Ревенсворд помог Талосскому графству умыться кровью, и оно, отступив, начало свое расширение на восток, оставив нас в покое.
- Да, я знаком с историей Ревенсворда – ответил Герт - доселе, впрочем, я в Инвиллье не бывал.
Если сир Виспер, и мастер-клинки отправились ночевать в помещения форта, то остальные развернули шатры подле стен. Ральф, Джеральд и Герт развели костер. Пламя, в темноте ночи, завораживающе плясало и потрескивало. Маленькие искры поднимались ввысь, чтобы через несколько секунд погаснуть.
- Пламя костра напомнило, как я и еще несколько клинков, уничтожали темный культ, обосновавшийся в одной из пещер Ледяных гор…- неожиданно проговорил Ральф – для меня тогда, так же было первое задание Герт.
- Ты мне не рассказывал об этом – оживился Джеральд – думаю нам будет интересно послушать.
- Так вот… - задумчиво продолжил Ральф – дело было весьма давно, лет пять назад. Я тогда лишь только примерил пояс «клинка». В северной части графства, близ Ледяных гор, стали гибнуть крестьяне от жуткого мора. Да кроме того, умерев, они вылизали из могил став ужасными зомби. Придворные маги быстро определили по магическому следу, что причина кроиться в одной из пещер. Наши следопыты, проникнув туда, обнаружили темных фанатиков. Магов поклоняющихся, безымянному богу бездны. Нам, воинам, лишь осталось истребить их. Дело оказалось не сложным – супостаты не владели боевой магией, всё их колдовство требовало проведения длительных ритуалов. Пленив большинство, нам пришлось схлестнуться в битве с их предводителем. Судя по мантии – ренегатом гильдии магов. Колдун насылал на нас иллюзии тварей бездны, огромных элементалей, вселял в души страх и ярость. Тогда мы едва не поубивали друг друга. Тем не менее, как видите, я сижу здесь, перед костром, живой и здоровый. Уже первое ранение рассеяло силы колдуна. Враг не мог сосредоточиться и расправится с ним, оставалось лишь делом техники. Такое вот приключение…
- А артефакты? Вы нашли что-нибудь ценное в пещере? – смотря на огонь, проговорил Герт.
- Нет. Ничего достойного внимания. Только самодельные обереги, да всевозможные яды в бутылях.
Немного поговорив о всяких пустяках, воины отошли ко сну. Ночь же была наполнена шорохами. Окружающий лес жил своей жизнью. Где-то угукнула сова. Вдалеке раздался волчий вой, впрочем, не повторившийся. Ни что, кроме звуков природы не мешало сну воинов.
На рассвете, с первыми лучами восходящего солнца, вереница «клинков» вновь отправилась в путь. Снова шорох ног по пыльному тракту, снова легкий гул разговоров. Процессия, оставив по левую руку град Дрион, да множество мелких деревенек по обе стороны тракта, продолжала свой путь на запад. Вереница Рудных гор все выше и выше показывалась из-за горизонта. За время странствия Герт, Джеральд и Ральф нашли в друг друге интересных собеседников. Второй переход был очень изнуряющим. Путники остановились на отдых лишь на закате, одолев более тридцати миль. На этот раз лагерь был развернут на просторном поле возле тракта. Несмотря на то, что большинство воинов привыкло к длительным походам, многие весьма устали.
- Ну что Герт, с непривычки болят то косточки – по-дружески спросил Ральф.
- Бывало, чувствовал себя и лучше… - задумчиво ответил юноша.
-Это ещё что – усмехнулся Джеральд – вот помнится, когда я охотился в северных лесах на разбойников, тогда в спешке пришлось за день преодолеть не тридцать, а все пятьдесят миль, если не больше. Да…были времена - о чем-то задумчиво вздохнул воин.
Минула ночь, настало утро. «Клинки» вновь отправились в путь.
- Думаю, сегодня вечером будем в Итиле – воодушевленно проговорил Герт. – Я начинаю узнавать местность вокруг. Вот если свернуть на эту неприметную дорожку, то она приведет к деревне «Золотые поля». А вот в том березняке – проговорил юноша, показывая по правую руку от себя – я когда то охотился на кабанов. Да…давненько я не был в родных местах.
Горы величественно возвышались впереди. Заснеженные вершины пронзали синеву небес.
Герт не ошибся. К концу дня «клинки» достигли окончания тракта. Путники увидели впереди стены города. Неприступный камень стен окружал твердыню с трех сторон, с запада же высились горы. Город был относительно небольшим, но весьма красивым. В отличие от многих поселений Ревесворда, все здания здесь были выстроены из камня. Цветные стекла витражей искрились в лучах солнца. «Клинки» остановились на главной площади. Радостные торговцы и простые граждане встречали воинов как спасителей. Переминаясь с ноги на ногу, наемники ждали указаний от их главы. Пауза затягивалась, и воины уже начали неловко переминаться с ноги на ногу. Наконец в толпе появился сир Виспер, вместе с одним из магов.
-«Клинки»! – прокричал сир Виспер – наша путешествие окончено. Мы в славном граде Итиль. Но главное ещё впереди! Завтра утром мы попытаемся разделаться с тварями в шахте. Мы должны знать врага в лицо, поэтому, сейчас мэтр Корнелиус, придворный маг и непревзойденный знаток бестиариев, расскажет вам о пещерных копателях.
- Воины! Пещерные копатели весьма опасные твари…
Взмахнув рукой, маг создал над собой иллюзию ужасного монстра, отдаленно напоминающего муравья. Всего монстра покрывали пластины, похожие на панцирь рака. У чудовища было три пары ног, с огромными когтями, и острые лезвия-конечности у пасти.
- Вот так выглядит пещерный копатель – продолжил маг – От природы прочные пластины, защищают монстра от ударов. Основные уязвимые места у копателя – щели между пластинами и глаза. Передвигаясь на шести ногах, для битвы копатель использует когти двух передних пар ног, и лезвия у рта. Твари ненавидят огонь, так что маги, идущие с вами в бой, хорошо помогут в уничтожении монстров. Подобно муравьям, у монстров есть королева, как она выглядит точно не известно, но, уверен, вы ни с кем её не перепутаете. После смерти королевы, колония пещерных копателей чаще всего распадается. Твари разбредаются по тоннелям, ища себе новое пристанище.
-Теперь же – вновь взял слово сир Виспер – отдыхайте. Будьте готовы утром к бою. Думаю постоялых дворов на всех хватит. Большинство приезжих, узнав о монстрах в шахтах, поспешило на всякий случай убраться из города. Завтра же, на рассвете, жду всех у входа в шахту.
Попрощавшись до утра с Джеральдом и Ральфом, Герт решил пойти в свой заброшенный домишко на окраине города. Миновав центральный роскошный квартал, юноша вступил на куда как более скромную северную часть города. Дома здесь были сплошь одноэтажные, а улицы не так чисты. Пройдя по узкой улочке, Герт оказался у заброшенного дома, ставни на окнах были заколочены, дверь наглухо закрыта. Похоже, за время отсутствия юноши, никто не позарился на добро внутри дома. Найдя в ямке над косяком двери ключ, Герт вошел в помещение. Всё было так как и помнил юноша. Деревянный круглый стол, три стула, кровать, закуток для кухни, где стояла небольшая каменная печь. На всём вокруг был толстый слой пыли. Воспоминания нахлынули на воина. Юноша вспомнил, как, будучи подростком, мечтал о подвигах наемника. Как дрался с чучелом деревянным мечом, как охотился в окрестных лесах. Завтра день моего триумфа – ликовал воин. Герт зажег свечу. Тусклый огонек мерцал в темноте помещения. Юноша же в мыслях был уже внутри шахты, разя направо и налево злобных тварей. Лишь когда ночь окончательно вступила в свои права, а звезды на бездонном небосводе засияли в полную яркость, воина сморил сон. Не расстилая постель, Герт лег на кровать и уснул. Проснулся юноша на рассвете. Солнце только показало свой лик над горизонтом. Первые лучи восходящего светила пробивались сквозь щели в ставнях. «Клинок» вышел из дому, миновав пустынные улочки, отправился по дороге ведущий к шахте. Никого не встретив, наемник миновал пределы города. Дорога стала виться в подъем. По обочинам валялись огромные, словно метательные снаряды гигантов, глыбы и валуны. Горы подступили темной стеной вплотную. На ровной площадке у подножия гор, начали собираться наемники. Вход в шахту был закрыт решеткой, у которой стояло пятеро воинов в латах. Среди собравшихся у входа, Герт быстро нашел Джеральда. Воин хорошо подготовился к бою. Помимо полуторного меча в ножнах, за спиной был прикреплен металлический щит, с выгравераными листьями плюща. Юноша же взял с собой всё что было – а это всего лишь меч в ножнах, да несколько целебных снадобий в походной сумке.
- Привет храброму «клинку»! – улыбнулся Джеральд, увидев Герта. Воины обменялись крепкими рукопожатиями.
Через минут пятнадцать Джеральд и Герт заметили поднимающегося по дороге Ральфа.
-Как вижу вы уже на месте – улыбнулся воин – вчера был в «Красном фонаре», великолепное заведение надо сказать. Вы там бывали?
-Я нет – сухо ответил Джеральд.
- Бывал пару раз – проговорил Герт – правда, подобные заведения не по мне…у меня уже есть возлюбленная.
Наемники всё пребывали и пребывали, в скором времени на площадке перед воротами было уже многолюдно. Наконец стали подходить и маги. Держались они обособленно и тихо переговаривались между собой. Из толпы вышел неизвестный Герту мастер-клинок. - Храбрые воины! Достопочтенные маги! – торжественно говорил мастер-клинок – пришел час, чтобы проявить себя. Шахта узкая и разветвленная. Понадобится много времени, чтобы осмотреть её всю. Разделимся же на группы. Думаю трех воинов и одного мага в группе, будет вполне достаточно. Маги уже проинструктированы какую часть шахты необходимо осмотреть. Если на пути вы встретите большое скопление пещерных копателей – не ввязывайтесь в бой. Медленно отступайте к выходу из шахты.
Большинство «клинков» хорошо знали друг друга и быстро разделились на группы. Затем пришел черед магов. Степенно они стали подходить к образовавшимся группам воинов, не выбирая, а просто подходя к ближайшей группе.
Через несколько минут к Герту, Джеральду и Ральфу подошел один из магов. Совсем ещё молодой, лет двадцати, юноша в красной мантии с капюшоном. У мага были зеленые глаза, русые волосы и прямой аристократический нос. У пояса был прикреплен небольшой, скорее ритуальный чем боевой, серебряный кинжал.
- Арос – слегка поклонившись, проговорил юноша. Похоже выбор судьбы лег так, что сегодня бок о бок мы будем сражаться с пещерными копателями.
- Я Ральф. Это Герт, а это Джеральд – представил своих друзей «клинок». Что ж покажем этим тварям, на что мы способны!
С отвратительным лязгом, решетка закрывающая вход в шахту была поднята. Группы стали одна за другой скрываться во тьме шахты. Засветились факелы. Часть магов применило заклинания, осветив свою группу золотистым сиянием.
- В путь! – взволнованно вздохнул Герт. Наемники, сопровождаемые магом Аросом, вошли под своды шахты. Штольня была широкой и медленно вела вниз. Потолок был укреплен деревянными балками. Впереди виднелся отсвет факелов другой группы.
- Негоже нам идти в темноте – проговорил Герт – Арос ты можешь осветить нам путь?
- С легкостью! – ответил юноша – этому учат ещё на первом курсе академии. Взмахнув руками, маг что то прошептал и от пронзительного звона у наемников на мгновение заложило уши. Вскоре вокруг группы образовалось золотистое сияние освещающее путь.
- Я могу без всяких усилий поддерживать заклинание более суток – самодовольно проговорил Арос.
Воздух в шахте становился всё суше и суше. Проход вел вниз, в недра гор. По бокам стали появляться ответвления – ведущие во тьму проходы. Вскоре наемники услышали впереди звуки боя.
- Тесни его! – прокричал кто-то. – Старюсь как могу – ответил другой голос. Вдруг раздалось громкое «Пфф», запахло паленым, а впереди в тоннеле появилось огненное зарево.
- Похоже, мой коллега применил магию огня – сухо заметил Арос – думаю обыкновенный огненный шар.
- Вот. Нам сюда – проговорил маг, указывая на небольшой проход по правую руку от себя – наша задача осмотреть тоннели и жилые помещения этой части шахты.
Наемники свернули в боковой тоннель, значительно более узкий чем главная штольня, но достаточно просторный для того чтобы можно было идти по двое. Тоннель оказался значительно более сырым. В стенах можно было рассмотреть жилки серебра. Не успела главная штольня скрыться во тьме, как впереди раздался негромкий шорох, постукивание когтей по каменному полу. «Клинки» выхватили мечи из ножен и стали медленно продвигаться вперед, Арос же шел позади, готовый в любую секунду пустить в ход смертоносное заклинание. Тут воины заметили впереди ползущего монстра. Он оказался таким, как его и описывал мэтр Корнелиус. Копатель встал на задние конечности и истошно угрожающе завизжал.
-Ингес варун! – подняв руку, прокричал маг. Вокруг копателя образовалась призрачная сеть сковывающая движения. Не растерявшись, Джеральд подбежал к спутанному монстру и вонзил меч в фасетчатый глаз твари по самую рукоять. Завизжав, монстр конвульсивно дернулся и затих. Вытащив меч, Джеральд обнаружил, что клинок весь измазан в дурно пахнущей зеленой слизи, вскипающей на воздухе. Отерев меч о тело поверженного монстра, наемник, улыбнувшись, проговорил – Однако легко мы с первой тварью разделались! Надеюсь, так будет и дальше.
- Минуточку отдыха! – тихо проговорил Арос, прислонившись к стене и тяжело дыша. Было видно что заклинание отняло много сил у мага. – Похоже, я немного не рассчитал - проговорил Арос – это одно из самых мощных заклинаний в моём арсенале, призрачная сеть называется.
- Мы здесь тоже не зря – проговорил Герт – впредь рассчитывай свои силы.
Подождав минут пять, пока маг приходил в себя, наемники вновь отправились вперед по тоннелю, оставив позади труп монстра. В тоннеле стали появляться признаки присутствия пещерных копателей. Тут и там были обглоданы балки подпирающие свод. Запахло мерзкой кислятиной. Тоннель стал расширяться, тут и там по стенам стали попадаться грубо выбитые ниши.
- Похоже, это работа пещерных копателей – задумчиво отметил Ральф.
Внезапно из ниши впереди показались острые жвала. Спустя мгновение путь воинам перекрывал пещерный копатель. Точная копия недавно поверженного. Прикрываясь щитом, к монстру стал медленно приближаться Джеральд. За ним последовали Герт и Ральф. Монстр атаковал Джеральда когтями передних конечностей. Могучий удар пришелся по щиту, едва не опрокинув воина. В тот же момент Герт ударил по конечности монстра. Удар вышиб сноп искр, и обломил длинный коготь монстра, впрочем не нанеся более серьезных повреждений.
– Крепкая, однако, у него броня…- проворчал Герт.
Пришел черед проявить себя Аросу. Сконцентрировавшись, маг создал у себя в руках огненный шар. Выждав момент когда «клинки» немного расступятся, юноша метнул огненный шар в монстра, метя в голову. Шар попал в нательные пластины копателя. Словно сотворенные из воска пластины заметно оплавились. Завизжав, монстр немного отступил. Тут одновременно атаковали Герт и Ральф. Ральф, метя в морду твари, махал мечем, Герт же подобрался сбоку и нанес удар меж пластин монстра. Меч легко вошел в мягкую плоть. Из щели брызнула зеленая слизь. Выдернув меч из раны, Герт с трудом увернулся от устремившихся к нему жвал. Тут Арос сотворил ещё один огненный шар. На этот раз маг не промахнулся, и шар попал точно в голову копателю. От жара глаза твари лопнули. Монстр оказался ослеплен. В неистовой ярости тварь вслепую махала конечностями. Уворачиваясь от острых когтей, Ральф прыгнул на спину твари и глубоко вонзил меч в щель между пластин на шее. Копатель без сил осел наземь. Спустя минуту его конвульсии прекратились.
- Уффф… - вытирая пот со лба, вздохнул Ральф – неплохо мы его отделали…
-Нам надо быть осторожнее – проговорил Арос – кто знает сколько в этих нишах ещё прячется тварей.
Наемники продолжи свой путь, настороженно прислушиваясь к шорохам тоннеля.
- Что привело тебя в гильдию магов? Расскажи что-нибудь о себе – проговорил Джеральд – коли уж мы боремся плечом к плечу…
- Жажда познания, прежде всего – ответил маг. Будучи в гильдии, можно получить доступ к изучению древних могущественных артефактов. Честно говоря, я не очень люблю битвы. Задания вроде этого, для меня лишь способ заработка для дальнейшего существования.
Тоннель вывел наемников в просторную погруженную во мрак залу. Свод был настолько высок, что свет магического сияния созданного Аросом, не достигал потолка. На стенах вырублены однообразные барельефы, изображающие переплетенные листья растений. Из залы в разные стороны вело шесть дверей.
- Давайте решать, куда пойдем дальше – проговорил маг. Что будем осматривать, помещения отдыха для шахтеров, или же спустимся в единственную в этой части шахты штольню?
- Давайте штольню – предложил Герт – жилые помещения как мне помнится не такие и большие, их мы сможем осмотреть и на обратном пути.
- Мне кажется Герт прав – подтвердил Джеральд – давайте спускаться. Вот только бы вспомнить в какой из проходов нам идти – улыбнулся наемник.
- Я бывал здесь когда шахта работала – проговорил Герт – нам вон туда – проговорил «клинок» указывая на тоннель впереди себя.
Выбранный проход, к удивлению Ароса, быстро закончился винтовой лестницей, ведущий вниз, во тьму. Лестница вилась и вилась вниз. Миновав невесть сколько ступенек, наемники, наконец достигли низа. Лестница окончилась посреди прямого прохода.
- Ну что? Направо или налево? – спросил спутников Ральф.
- Мне лично без разницы – пожал плечами Джеральд – давайте что ли направо.
- Направо, так направо – безразлично проговорил Герт.
Наемники продолжили свой путь. Прямой, как стрела, тоннель. Мерцающее свечение, от заклинания Ароса. Казалось, наемники прошли уже несколько миль, но вокруг ничего не менялось. Наконец, путники заметили уходящий в бок лаз. В отличие от основного тоннеля, здесь не было подпорок для свода. Такое впечатление, что откуда-то извне вгрызлись в основной тоннель.
- Думаю нам сюда! – оживленно проговорил Герт, смело вступив в темноту бокового тоннеля. Спутники ничего не сказав, лишь молча последовали за «клинком».
Вскоре наемники заметили что стены и пол тоннеля покрыты густой слизью, с кислым запахом. Путники миновали несколько ещё более узких ответвлений. И тут навстречу выползло нечто. Некрупная, размером с собаку, и похожая на гусеницу личинка.
- Вот это да! – удивился Арос – похоже, мы недалеко от их гнезда!
- Сейчас эта тварь у меня получит! – процедил сквозь зубы Герт и нанес удар мечем. Бок твари начал истекать зловонной слизью. Прежде чем умереть личинка издала пронзительный визг, который буквально пробирал до костей. Не успели наемники опустить мечи в ножны, как впереди послышался приближающийся шорох. Из тьмы тоннеля на путников стали надвигаться сразу три пещерных копателя.
- Отступаем! – прокричал Джеральд.
Однако не успели путники сделать несколько шагов, как путь назад им перекрыл ещё один пещерный копатель.
- Похоже влипли… - выругался Ральф.
Арос, тем временем отстранившись от окружающей действительности начал плести какое-то сложное заклинание, впав в глубокий транс.
- Наша основная задача очистить себе путь к отступлению – проговорил Джеральд – с теми тремя мы всё равно не справимся…
Оградив своими спинами мага, «клинки» приготовились к обороне.
Джеральд и Ральф отмахиваясь мечами старались не подпустить трех пещерных копателей. Герту же выпало попытаться освободить путь к отступлению. Отражая мечем удары когтей пещерного копателя, Герт стал приближаться к монстру. Вложив всю силу в один удар наемник вонзил свой меч в щель меж пластин копателя, окропив свою руку вонючей зеленой слизью. Копатель, однако, и не думал издыхать. Развернувшись он отбросил Герта в сторону и юноша ударился головой о стену тоннеля, а меч, вскользнув из рук, так и торчал из тела монстра.
Перед глазами у наемника всё плыло, он с трудом держался на ногах. Из затылка сочилась кровь. Сквозь пелену перед глазами Герт увидел приближающегося к нему монстра. Резкая вспышка боли. Пустым не понимающим взглядом Герт беспомощно наблюдал как пещерный копатель вытаскивает свой окровавленный коготь из груди воина. Пол резко приблизился и Герт ощутил его щекой.
- Герт ранен! – услышал юноша откуда то, словно издалека, голос Ральфа.
Юноше было уже всё равно, в угасающем сознании всплыл образ Изабеллы. Прогулки с ней под луной.
– Как жаль что мы больше не увидимся, любимая – прошептал Герт и из последних сил нащупал в кармане, подаренной любимой медальон. Последнее что услышал Герт прежде чем погрузится в темноту, был оглушительный грохот и свист.… Пришло время взяться за работу и магу…

***
Тьма медленно отступала, сменившись серой дымкой. Непроглядной, словно густой туман, пеленой.
- Он очнулся…- услышал юноша, откуда-то сбоку, мягкий мужской голос.
Пелена отступила, и Герт обнаружил себя лежащим на мягкой кровати в просторной комнате. Потолок был выбелен. На сиреневых стенах, красовались несколько картин с пейзажами природы.
- Где я? – слабо проговорил Герт.
- Ты в итильском здании гильдии магов – проговорил человек в серой монашеской рясе. – Тебе повезло что ты жив. Вернее тут уж не обошлось без нас – усмехнулся мужчина. Ты был мертв Герт, пещерный копатель нанес тебе смертельную рану. Лишь наша магия смогла вернуть тебя к жизни. Мы успели. Твоя душа ещё не успела отделиться от тела. Однако и мы не всесильны – вздохнул собеседник – жизненной силы, которую мы подарили тебе, хватит лишь на десять лет. Ни больше, ни меньше. После же, ты словно тлеющий уголь погаснешь.
- А что с моими спутниками? Им удалось спастись?
- Да. Иначе вряд ли ты бы лежал здесь. Магу в вашей группе удалось послать ментальную весточку о помощи близлежащим поисковым группам. И они быстро пришли на выручку. Ты лежал без сознания две недели. Пещерные копатели уже уничтожены. Тот лаз который вы обнаружили, вел прямо к их логову и нам не составило труда перебить тварей. Теперь же отдыхай – проговорил мужчина – тебе нужны тишина и покой. С этими словами человек в рясе кивнул, стоявшему молча, другому магу, и они степенно покинули комнату.
Герт быстро поправился. Спустя месяц он покинул пределы Итиля и отправился назад в столицу. С единственной целью в сердце – повидать Изабеллу.
Девушка уже посчитала Герта погибшим. Изабелла очень обрадовалась и удивилась, однажды днем увидев юношу входящего в таверну «Семь тарелок». И на одном дыхании слушала историю его злоключений.
- Что ты теперь думаешь делать Герт? – наконец проговорила она – за какими теперь приключениями отправишься?
- Не нужны мне эти приключения – ответил юноша – в мире есть вещи и поважнее, например наша с тобой любовь. Моё сердце принадлежит не романтике дорог, а только тебе.
- О Герт! – вздохнула девушка, и нежно обняла наемника.
Спустя полгода они обвенчались. С тех пор Герт перестал гоняться за заданиями гильдии, и весь поиск приключений заключался теперь в охоте время от времени за шкурами диких животных. Лишь оказавшись на грани смерти Герт понял настоящую цену жизни.
Правда жить ему оставалось не долго...

Конец.


Вальс
http://www.proza.ru/2011/10/26/1696
Издалека доносятся звуки вальса. Всё громче, отчётливее, из отдельных обрывков превращаясь в прекрасную мелодию.

Раз..два..три. Раз...два...три. Две бабочки летают друг вокруг друга над весенним зелёным лугом. Из травы пробиваются цветки мать-и-мачихи, желтеют одуванчики. Блистающий в лучах солнца, прозрачный и холодный ручеёк, течёт, к уходящей в даль за горизонт, полноводной реке. Журчание ручья заглушают мелодичные трели и чириканье полевых птиц - они радуются солнцу, теплу, новому дню. Раз..два..три. Раз...два...три. Встревоженные бабочки поднимаются выше. По лугу беззаботно идут парень и девушка; о чём то говорят, смеются. Светлые, словно колосящаяся рожь, волосы девушки, развеваются на ветру, голову украшает венок из одуванчиков. Раз..два..три. Раз..два..три. Мелодия становится тише. Слышна флейта, неспешно звучит она над равниной. Только мелодия и звуки природы.

Заливистый смех. Девушка отталкивает парня и бежит вперёд, парень бросается за ней. На девушке алый сарафан, на парне льняные белые штаны и рубаха. Босоногие и беззаботные. Это весна их жизни и звучит им песнь любви.

"Любовь долготерпит, милосердствует,
любовь не завидует, любовь не превозносится,
не гордится, не бесчинствует,
не ищет своего,
не раздражается,
не мыслит зла,
не радуется неправде,
а сорадуется истине;"

-Эй там! Эй!. Картина блекнет. Кругом темнота. Холод. Только бежать...спасаться...искать свет.
Становится теплее. Свет, словно туман, обволакивает всё вокруг. Флейта стихает. Мелодию, быть может песнь - не разобрать, тихо напевает тонкий женский голос. Картина меняется. Снова слышно фортепьяно. Раз..два..три. Раз...два...три.. Снежинки кружатся. Падают. Кругом снег, искрящийся брильянтами в лучах солнца. На льду озера расчищен каток. На коньках катаются дети и взрослые. На невысоком берегу стоят пожилые мужчина и женщина. Мужчина обнимает женщину за плечи и они внимательно, с лёгкой улыбкой, наблюдают как мальчик, лет двенадцати, старательно лепит снеговика. Многое изменилось. Седина, морщины. Но посмотрев в их глаза, догадываешься, что это они будучи молодыми, бегали по зелёному лугу. Глаза их по прежнему добры и словно излучают свет. Свет любви. Раз...два...три. Раз...два...три...В мелодию вливается низкий протяжный голос виолончели. Звуки фортепьяно становятся тише и выше - всё дальше, всё тоньше. Три ноты...две...одна. Лишь протяжный звук виолончели.

"Любовь никогда не перестает,
хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут,
и знание упразднится."

Мелодия стихает.
Вспышка боли. Сильные удары ладонью по щекам. Пронизывающий до костей холод. Темнота. Нет. Это ночь. Кладбище. Ряды каменных надгробий. Неопрятный парень с взлохмаченными волосами, в дырявой старой рубахе и грязных штанах. Его отчаянно бьёт по щекам, старый, но стройный, поджарый, с короткими седыми волосами - смотритель кладбища. В свободной руке он держит масляный фонарь. Парень ошеломлён. В недоумении чешет затылок.
-Не был бы ты больным, я бы тебе так вмазал, - говорит смотритель. - Ведь сколько раз говорил: "Нечего здесь слоняться ночами и танцевать с самим собой. Не знаю что ты там видишь, но это лишь иллюзия твоей больной головы.

- Лена..., - парень протягивает руку в пустоту. На секунду смотрителю показалось что он видит призрак девушки с длинными волосами, удаляющийся, растворяющийся в ночи. Старик поёжился и браня паря по чём свет стоит, взял его за воротник и потащил в сторону своей сторожки.

***
Сидя за чаем с деревенским батюшкой, старик вздыхает и ворчливо говорит: Вот так, пока его не прогонишь, всё танцует с самим собой. Всю ночь так может...чокнутый олух.
- Это лучше чем смерть - отвечает собеседник. Когда кончается вера и надежда, хорошо если остаются хоть грёзы. Он говорит что к нему приходит призрак девушки....
На секунду о чём то задумавшись, батюшка пожал плечами и прихлебнул из кружки чая.

***
Вновь ночь. Из окна сторожки смотритель печально глядит в окно. Всё тот же юноша среди могил танцует вальс, словно рядом с ним любимая.
Раз...два..три. Раз...два..три...

осень, 2011
Аватара пользователя
Эйнгард
 
Сообщения: 1763
Зарегистрирован: 02 мар 2011, 13:16
Диагноз: хиккимори

Re: Наши рассказы\стихи на Фестиваль

Сообщение Terminus » 13 окт 2014, 16:44

* * *


empty_soul

Стихи


Заросшие могилы
Так сердце теребят,
Заросшие могилы,
Где люди мирно спят...
Никто цветов не бросит,
Прохожим дела нет,
Что смерти эти души
Достались на обед.
Заросшие могилы
Так ранят мокрый глаз...
Людей навек забыли,
А вспомнят ли о нас?


* * *

Я сижу у окна,
На дорогу гляжу.
Смерть тебе, Сатана! -
Безустанно твержу.
Моё сердце ликует,
Моё сердце поёт!
Ангелы торжествуют.
Завтра в ночь крестный ход...
Опущусь на колени
Я в глубокой молитве,
И за душу мою
Будет страшная битва
Между адом и раем...
Я сижу у окна,
Шепотом повторяю:
Смерть тебе, Сатана!


* * *

Медленно в воздухе
ночь растворяется,
Свет фонарей
в душу вливается,
Кругом электронные
мчатся послания,
Ночью над городом
кружит желание...


* * *

Был светлый день начала новой эры,
Горели яркие зелёные огни,
Драконы в облаках дышали серой,
Свет падал на обугленные пни...
И я сидела в отдалённой роще,
На той, едва родившейся, траве,
И думала, что завтра будет проще,
Но всё застыло на недели две...


* * *

Трудно дышать
В мире жестоком,
Тянется боль
Липким потоком.
Жить не хочу, не могу и не буду,
Внимать не хочу той жестокости, блуду,
В общем, всему, что в мире царит,
Пусть Бог всё разрушит и вновь сотворит,
Только навечно, не как в этот раз,
Пусть зла и коварства иссякнет запас...
Минута пройдёт, и захочется жить,
Терпеть, и страдать, и кровь свою лить.
За мир!


* * *

Планеты не будет,
Она умрёт!
Вселенная всё забудет,
Переживёт.
Она смиренна,
Но Земля отомстит
Непременно!
Шар земной сорвётся с орбиты,
Люди на нём будут убиты!
Всё живое сгинет,
Всему живому будет хана,
А ведь такая планета
На весь космос всего одна!

Берегите планету,
Сказано об этом не раз,
И эти слова не абстрактны -
Это приказ!
Не ругайте заводы,
Их губительный газ,
Начинайте с себя,
Начинайте сейчас!


* * *

Поздняя, поздняя, поздняя осень,
Дождь проливной - воплощение грусти.
Знаешь, с тобою мы сделаем просто:
Страсти безудержной мы не допустим.
Души сплетём, но не так, чтоб до боли,
Чтоб не погрязнуть в тоске и печали,
Завтра мы станем друзьями, не более...
Мы ведь с тобой всё заранее знали...

* * *

Бог нас ведёт по иному пути,
В светлое, дивное лето.
Грязь наших душ он смывает почти,
Знаешь, мы чувствуем это.
Время движенья по божьей тропе,
Время свободы и странствий,
Время идти босиком по траве,
И растворяться в пространстве.

* * *
Аватара пользователя
Terminus
Модератор
 
Сообщения: 12996
Зарегистрирован: 14 дек 2010, 04:02
Откуда: Россия
Диагноз: F20.025

Re: Наши рассказы\стихи на Фестиваль

Сообщение Terminus » 13 окт 2014, 16:48

* * *


Алексей Искенов

Стихи

Бессонница

Ночью бессонной стою у окна,
в небе сияет ярко луна.
И не уснуть, не уснуть, не уснуть...
Нервы гуляют, в мозгах просто жуть.

Давят на голову, словно тиски,
резкие боли сжимают виски.
И не уснуть, не уснуть, не уснуть...
Хоть бы немного мозгам отдохнуть...

Вот уж взаправду мучительна ночь,
транквилизатор не может помочь.
И не уснуть, не уснуть, не уснуть...
дай же мне, Боже, немного вздремнуть!

Утро настало. И... хочется спать.
Даже никак мне с постели не встать.
Но не уснуть! не уснуть! не уснуть!
надо собраться! быстрее! и в путь.


* * *

Колыбельная

Ты усни, моя милая девочка,
я тебя укачаю опять.
Спит зайчонок, спит рыжая белочка,
и медведи в лесу легли спать.

И настала опять ночка тёмная,
месяц в небе звёзды считает.
Вот Юпитер, планета огромная.
Вот малютка Плутончик мелькает.

И уснули все люди планеты,
птицы, звери давно засыпают.
Но далёко, за городом где-то,
лишь собака бродячая лает.

Не тревожься, усни, моя девочка,
и придут к тебе утром опять -
твой зайчонок и рыжая белочка,
будешь долго ты с ними играть.


* * *

Прощальное

Мой поцелуй прощальный
и горечь на губах.
Последний взгляд печальный
уносит грусть в словах.

Я никогда не встречу
такую же, как ты.
И только время лечит
разбитые мечты.

Осенние напевы
и струн гитарных звон...
Портрет прекрасной девы
мерещится сквозь сон.

Эх осень золотая...
Теперь не в радость мне,
лишь листья разбросает,
заплачет дождь в окне.

Наутро свежий ветер
разлуку принесёт.
Меня никто не встретит,
меня никто не ждёт...


* * *

Что за чудненькие глазки
у тебя, Алёна.
Колокольчик мой валдайский,
в милого влюблённа.

Я с тобою, мальчик майский,
ко всему готовый.
Колокольчик мой валдайский,
позвони мне снова.

Мы с тобою в одной связке,
оба мы ранимы.
Колокольчик мой валдайский,
мой неповторимый.

За любовь твою, за ласки,
всё отдам тебе я.
Колокольчик мой валдайский,
я любить умею.

И сверкают словно в сказке
светлячки в потёмках.
Колокольчик мой валдайский,
милая Алёнка!


* * *

Дует ветер, дождь стучит,
моя милая не спит.
Всё страдает у окна,
ей сегодня не до сна.

За окном уже темно,
и все люди спят давно.
Но не спит моя родная,
тихо песню напевает.

Песня грустная звучит,
дует ветер, дождь стучит...
А на улице весна!
и душа любви полна.


* * *

Елена - свет мой, отраженье,
судьба моих печальных грёз.
Побед, жестоких поражений,
страданий, боли, моря слёз.


* * *

Валдайчик мой, валдайчик,
ты маленький мой зайчик,
ты миленький мой зайчик,
я весь перед тобой.
Такие сны мне снятся,
что хочется обняться,
что хочется прижаться
к тебе своей щекой.

Валдайчик мой, валдайчик,
я маленький твой мальчик,
иду я, улыбаясь,
мечту свою тая.
Мне хочется влюбляться,
с тобою целоваться,
мне хочется ласкаться,
Алёнушка моя!


* * *

Памяти любимой жены

Мне рану в сердце не залечат,
любовью душу не согреют.
Ты от меня ушла навечно,
а я страдаю и старею.

С тобой мы много лет прожили,
с тобой мы в храме повенчались.
С тобой друг друга мы любили,
с тобой навеки распрощались...


* * *

Какою ты бы ни была,
люблю тебя, какая есть.
Пусть не со мною ты, не здесь,
вторую жизнь ты мне дала.

Печально, рядом нет тебя,
судьбу никак не обойдёшь.
Но в сердце ты моём живёшь,
не отрекаюсь я, любя.

Как больно сердцу от тоски,
одно сплошное ожиданье.
Страданье я лечу страданьем,
покрылись сединой виски.

И лишь надежду я таю,
во глубине больной души:
судьба сама за нас решит,
я верю лишь в любовь свою.


* * *

Дорога из Владимира

…Я снова еду на восток,
в далёкий край прибрежный.
Там, где течёт святой исток,
и берег
белоснежный.

Мне машет девушка моя,
со мною расставаясь.
В далёкий край уехал я,
с Владимиром прощаясь.


* * *

Другу Васе (Василисе)

- Как дела? - всё нормалёк!
А душа страдает...
В интернете друг Васёк
счастья мне желает.

Я бы выпить с Васей рад,
только друг далёко.
И весёлый женский взгляд
вижу я у окон.

Что за диво? - думал я.
Есть тому причина.
Ведь дружок-то у меня
вовсе не мужчина.

А в окошке женский взгляд,
если б только знали!
Как бы встретиться я рад
с Васенькой в реале.

* * *

(Шуточное)

...я - человек-загадка,
я - человек-паук.
кому-то будет сладко,
избавлю всех от мук!

кому-то будет горько,
прольют немало слёз.
и горя будет столько,
сколько «добра» у коз.

всем зла я не желаю,
пусть каждый будет рад:
к себе всех приглашаю,
в свой рай, а также в ад! :)


* * *

Мой качматский колокольчик!
Ты звени мне громче, звонче.
Я к груди тебя прижму
И покрепче обниму.

Возвращайся поскорее,
Я своим теплом согрею.
Без тебя мне одиноко
Я в тоске стою у окон.

Мой камчатский ангелочек,
Подарю тебе платочек.
И кричу на всю страну:
Я люблю тебя одну!


* * *

Во мгле небесный частокол
приснился мне, как страшный сон,
как будто колокола звон,
и под него явился Он -
Всевышний медленно к нам шёл.

Покрыто мраком небо тьмы,
в ужасном страхе были мы -
но никого из нас не слушал,
ему нужны лишь были души
из мира чёрной кутерьмы...

Летели ангелы с небес,
и мир дрожал, и гибнул бес...
А сатану трясёт в оковах
ужасно, страшно стало снова;
никто не вымолвил и слова.

И Бог ушёл, забрав все души,
а на земле он всё разрушил,
водой всё смыло, унесло -
изчезло и добро и зло,
не стало ни морей, ни суши, -
всё вымерло, нет больше слов...


* * *

Иллюзии
(памяти любимой жены)

Мне кажется - ты не в могиле,
на Троице-Никольском.
Разъехались и разошлись, забыли,
мы друг о друге просто...

Мне кажется - ты не ушла,
а где-то здесь и рядом.
Нинуля, ты не умерла!
не уходи, не надо!

Но почему так до сих пор
иллюзиями маюсь?
И в памяти своей твой взор
я сохранить пытаюсь.

Твоя любовь всегда жива,
она не умирает.
Не стоит говорить слова,
никто их не желает...


* * *

Осенняя депрессия

Вновь меня депрессия гнетёт,
от душевной, сильной корчусь боли.
Тихо осень по дворам идёт,
и пшеница золотится в дивном поле.

Осень! ты приходишь в каждый дом,
нет тебя и лучше и прекрасней.
Но обманчива становишься потом,
потому что мне приносишь ты несчастье.

Вот опять в душе моей тоска,
и на это есть весомые причины.
Люди смотрят, крутят у виска,
им плевать, что я - больной мужчина.

Наливаю я себе стакан вина,
им на время заглушаю боли.
Выпиваю я вино до дна,
и гуляю в золотистом,
дивном поле.


* * *

Ода о разбитом счастье

...Ты хотела быть, как все, счастливой,
быть женой, и матерью кому-то...
Ты хотела быть всегда красивой,
и любить домашние уюты.

Но судьба-злодейка насмеялась,
несчастливой жизнью ты живёшь.
И больной душевно оказалась,
и сама себе порою врёшь.

Лишь стихи, которые ты пишешь,
вызывают чувство теплоты.
Крик души в них часто люди слышат,
и любви разбитые мечты...


* * *

Над могилой узника

Над могилой узника
женщина рыдает.
Мальчика в подгузниках
к сердцу прижимает.

На кресте распятый
видится Иисус.
В горле неприятный
горькой водки вкус.

Расстреляли милого,
в зоне год назад...
И стоит любимая,
не отводит взгляд.

А в родной деревне
мужа проклинают.
Слышен шёпот гневный
и молва людская.

- Сатанинский отрок,
вырастет такой же!
дел таких же мокрых
сделает он больше.

- Не жалейте, люди,
эту стерву-мать!
Знать сучара будет,
от кого рожать!

...Мог ли знать мальчонка,
что отец - бандит?
Что отец ребёнка
здесь, в земле лежит.


* * *

Страдание заключённой

Ночь на зоне, тишина,
луч луны в барак струится.
Горести душа полна,
но сегодня мне не спится.

Ты меня совсем не ждёшь,
полюбил другую, знаю.
А я девка не за грош,
в зоне этой пропадаю.

Суд мне вынес приговор,
и без права переписки.
Но не вынеся позор,
бросил ты меня, друг близкий.

Бог, за всё тебя прости,
счастлив будь навек с другою.
Знаю, лучше отпустить,
этим душу успокою.

Ночь на зоне, тишина...
Лишь маячит часовой.
А в глазах моих - луна
отражает образ твой.


* * *

Осиротевший конь

Спит старушка в чистом поле,
рядом ходит её конь:
- Уморилась, бабка, что ли?
Протяни же мне ладонь!

Я желаю твоей ласки,
хлеба, соли и любви.
Расскажи мне на ночь сказки,
и со мною поживи!

Но старуха - ноль вниманья,
ей уже не до коня.
Не понять его страданья:
- Ох! не трогай ты меня!

Послужил ты мне, надёжа,
благодарна я тебе.
А теперь мне сон дороже,
ну а ты ступай себе.

Сам найдёшь себе питанье,
я устала, мне не встать.
Видно, Божье наказанье,
пришло время умирать.

Одиноко конь гуляет,
беспризорный поневоле.
Щиплет травку и страдает -
умерла старуха в поле.


* * *

Последняя любовь

Я на жизнь уже смотрю иначе,
и тебя увидеть хочу вновь,
а душа страдает, сердце плачет,
ты - моя последняя любовь!

Я спешил на поезд, он умчался.
Улетел последний самолёт...
Посадить в автобус отказался, -
шофер безбилетных не берёт.

И пешком к тебе я ночью мчался,
разгоняя в жилах свою кровь.
А простор бескрайним оказался,
ты - моя последняя любовь...

Говорят, на свете не бывает
никакой любви и Божества,
больше все друг друга презирают,
а любовь - всё это лишь слова.

Кто же сердцу моему прикажет?
Как ни говори и не злословь.
Лишь душа одна моя подскажет:
ты - моя последняя любовь.


* * *
Аватара пользователя
Terminus
Модератор
 
Сообщения: 12996
Зарегистрирован: 14 дек 2010, 04:02
Откуда: Россия
Диагноз: F20.025

Re: Наши рассказы\стихи на Фестиваль

Сообщение Terminus » 13 окт 2014, 16:50

* * *


Счастливый

Стихи


Одиночество, привет!

Одиночество, привет!
Растворюсь в огромном зале.
Счастье по чуть-чуть мне дали,
Чтоб не надорвал хребет.

Привидения встречают.
Разговор немногословный.
Каждый горд, не раб покорный.
Все серьёзны, не играют.

Мне не страшно видеть чудо.
Разум чист, живёт надеждой.
Ветхой скован был одеждой
И пришёл из ниоткуда.

Я в гармонии с собою
И с чужими во Вселенной.
Покидая мир наш бренный
Радости своей не скрою.

Улыбнусь всем на прощанье.
Кто поймёт, пойдёт по следу.
Там продолжим мы беседу,
Где не горе - расставанье.


* * *

Когда родился, помню смутно,
Что было как-то неуютно.
Всем от меня чего-то надо.
Кругом улыбки, вздохи, взгляды.
Увидев это, я заплакал.
От страха, видно, и накакал.
Впоследствии я был спокоен.
Такого счастья удостоен -
Родиться, жить и умереть.
Немного надо потерпеть.


* * *

Прерви меня, когда я плачу.
Реши несложную задачу.
Так оттепель уносит грусть
И стих, прочтенный наизусть
Уносит нас в мечты поэта.
И наша песнь ещё не спета...
Ласкай промокшие глаза.
Тебе приглянется слеза
И вкус её вдруг станет слаще
Безумства двух сердец горящих
И сотни самых нежных слов,
Что нам даёт с тобой любовь.


* * *

Дивный сон

Мне дивный снился сон.
Смеялся, радовался встрече
С прекрасной и загадочной Еленой.
Луч света озарил мой дом.
В таинственно спокойный вечер
Две звёздочки большой Вселенной
Купались в облаке пушистом,
Играли в прятки словно дети
И верили, что будет чудо.
Мерцали глазки и ресницы.
Оттаял лёд от лести
Чистого во взглядах изумруда.
И осушили море фальши,
Купили всех людей улыбкой,
Чтоб зависть чёрную заставить
Убраться от добра подальше
И счастье не казалось зыбким
И каждый мог любовь представить.


* * *

Пробуждение

Я в пустоте... Лежу согнувшись.
Невнятный всплеск меня разбудит.
Глаза открою, чуть очнувшись,
И сердце спящее полюбит...

Всю пустоту наполнят грозы.
Пойду навстречу я стихии.
Вернусь к поэзии от прозы.
Взорву мечты свои лихие.

Зажгутся звёзды всех оттенков.
Я полечу к ним, невзирая
На стены хмурые застенков,
И Вечность вздрогнет, извиваясь.

Враг-циник плавно обомлеет.
Не пощажу его ухмылки.
Друг верный радостно прозреет
Без огненной воды в бутылке...

Проснусь внезапно. Дверь открыта
В мир полный вечного движенья,
И боль из прошлого забыта
В плену у ангельского пенья.


* * *

О любви не пишется ни одной строки.
В эти сказки верят только дураки.
Дураков немного, я один из них.
Словно в сене стога потерялся стих.
Трепетно и чутко ждёт свой приговор.
Это ведь не шутка, это ведь не вздор.

* * *

Я ненавидел раньше зиму.
Тоска, мороз и сто одежд.
Боялся, что зимой я сгину,
Не оправдав больших надежд.

Но вдруг нашлось ей оправданье:
Сезон рожденья красоты.
К её покрову прикасанье.
Всё то, что подарила ты.

Моя привязанность безбрежна,
Несовершенство велико,
И чувство сильно, дико, нежно
Заполонило целиком.

Ты укротила зверя взглядом,
И, раб, сейчас он на цепи.
Я жить хочу с тобою рядом,
А смерть - немного потерпи.


* * *

Мне больно снова без причины
Терплю конечно мы мужчины
Должны терпеть не унывая
За светлой маской боль скрывая
Откуда есть пришла печаль
Быть может день смурной а жаль
Что бесконтрольна эта слабость
Такая скука просто гадость
Я с ней борюсь и побеждаю
Но крови много всё ж теряю

* * *
Аватара пользователя
Terminus
Модератор
 
Сообщения: 12996
Зарегистрирован: 14 дек 2010, 04:02
Откуда: Россия
Диагноз: F20.025

Re: Наши рассказы\стихи на Фестиваль

Сообщение Terminus » 13 окт 2014, 16:53

* * *

Марс

Стихи


Женщина с дрожащими плечами,
Ты мне снишься долгими ночами,
Твоих слёз во мне река течёт.
Женщина рыдает мне в плечо.

Милая, прошу тебя, не нужно.
Прекратится дождь, засохнут лужи.
Боль слабей, коль ей не поддаёшься.
Что с тобой? Ты, кажется, смеёшься...


* * *

Я сегодня нашёл, что искал.
Не искал, просто вспомнить не мог.
Я нашёл, как цветок среди скал,
Твоё имя простое: ТАТЬЁНОК.


* * *

Когда Человек умирает...
Что же, бывает.
Вместе с Ним Его Мир умирает...
Его Мир... Ему... И с Ним...
Всё это понято и Им самим.

Когда Человек уходит,
Единственный, в своём роде,
Его не слышно, не видно,
И только очень обидно,
Когда просто уходит Мир...


* * *

Акростих

Решкой упала монета.
Если увидят - поднимут.
Зачем мне монета эта.
Если найдут - отнимут.
Далась зачем-то ОНА.
А если она ОДНА...


* * *

Говорят, на Марсе лёд обнаружил марсоход.
Если лёд есть, значит, есть вода.
Значит, можно строить города.
И в году 2909-м земляника будет там расти.
Юный марсианин и не вспомнит даже
Про земные беды да и глупости.
А когда наступит век 39-й,
То на Марсе будет эпохальный поворот.
Марсиане полетят на Землю
И обнаружат, как ни обидно, только лёд.
Но проблема будет решена.
Если лёд есть, значит, есть вода.
Значит можно снова строить города...


* * *

Живу вполнакала, вполоборота.
И сердце устало брать верхнюю ноту.
Не вижу ответа в причине событий.
Стою у обрыва Великих открытий.
Цепляюсь за слово, как незрячий за посох,
И слышу далёкой Звезды отголосок.


* * *

Дочке

Нелька-карамелька по небу идёт.
Нелька-карамелька звёздочку найдёт.
Будет эта звёздочка Нелин талисман.
Станут ей завидовать дети разных стран.


* * *

Маме

Удачи мне улыбнулся свет.
В РАЙ хотите? Я - тама,
Если у Вас ничегошеньки нет,
А есть одна только Мама!
С Мамою мне беда - не беда.
С Мамою горе - не горе.
Яд измены с Мамой - вода,
Капля достатка - море.
Пусть говорят, что я - маменькин сын.
В противном, тогда чей же я?
Папы, не задирайте носы!
Все - мамины сыновья.
Мама лучшему другу под стать,
Самой любимой - тоже.
Мама - Ну как это всё Вам сказать?
Слов не хватит! И что же?
В жизни слова не всегда нужны,
Лучше доказывать делом.
Наши поступки для Мамы важны.
Здесь не всегда я умелый.
Когда же наступит последний мой час,
Маму тогда б вспомнить мне...
Чёрта! Уж дух в моём теле угас.
АД - здесь место моё, в огне.


* * *

Акростихи

Ларчик открывался просто.
Акростих писать труднее.
Разрешаются вопросы...
Извлекаются идеи...
Споры прекращаются,
А слова кончаются.

Инопланетянин среди нас живёт.
Городом Казанью закончил он полёт.
Остался одиночкой, как все и не таким.
Резервный НЛО не прилетел за ним.
Ь - знак мягкий в этой строчке совсем незаменим.


* * *

Нет прелестней на свете тебя, Дитя,
А я всегда расставался с тобою шутя...
Идиотом, лишённым ума, легче быть -
Лучше будущее своё навсегда пропить.
Я устал в этом проклятом Мире жить!


* * *

Если б Смерть, настигая меня,
Острой болью взломала мой торс,
И тогда к материнским ступням
Я, как пёс, подыхать бы приполз...

* * *
Аватара пользователя
Terminus
Модератор
 
Сообщения: 12996
Зарегистрирован: 14 дек 2010, 04:02
Откуда: Россия
Диагноз: F20.025

Re: Наши рассказы\стихи на Фестиваль

Сообщение Terminus » 13 окт 2014, 16:56

* * *


basto4ka

Стихи

Одиночество - как увечье

Одиночество - как увечье.
Сам-то веришь, что излечим?
Разве многими был отмечен,
кто к душе подбирал ключи?
Звёзды вытаращились дико,
не успеть до рассвета, и
разверзается солнце дыркой
в мир, что лучше бы утаить.
Утро ржавой гремит отмычкой,
явь просеивая сквозь сны...
Просыпайся же, пограничник,
развяжи рукава весны:
ты не смел - пусть она посмеет
(нет лекарств от твоей тоски)
путь души в вышине измерить,
льдом стихов охладить виски...


* * *

Опись вложения

Обросла когнитивными диссонансами -
психиатру будет где порезвиться!
Ветер воет волком, гудя пространствами,
но листва не хочет сдавать позиций.
Влюблена в печаль-немоту осеннюю,
на рассвете снится полёт над снами.
Целый день слова сквозь контекст просеивать:
как иначе вкусить, что случится с нами?
Сомневаюсь часто в твоей реальности,
а в своей - и пуще того, но если
заподозрит кто-то меня в нормальности,
не смогу подыграть чудаку, хоть тресни!
Стоит выжить - сразу добавкой потчуют,
тут и там из рая звенят звоночки,
потому что вряд ли стихи и прочее
возместят потерю хотя бы почки.
Что ж, пойду умру, чтоб не чахнуть заживо,
чтоб слепить совсем из другого теста
невозможность боли, улыбку влажную -
всё, что завтра вылущу из контекста...


* * *

Вдох-

Чтобы чище стали мои стихи,
становилась жизнь моя всё грязнее:
из девчачьей розовой шелухи
я злорадно скалюсь на фото, смею
про аборты, рваные раны, гной,
про последний стольник, бинты, похмелье
от недолгой славы своей шальной,
от заботы вечной, тоски смертельной,
про постель в болезни, а не в грехе,
про наивный блуд с санитаром дюжим -
я сама себе зигмунд фрейд, захЕр,
извини, мазОх,- и акцент не нужен:
удареньем верным ломает страсть,
душу в клочья рвёт, нежным брюхом тащит
по камням да пустошам, в тему, в масть,
в сердцевину бездны - молитвы слаще
шёпот бесов, Господи, звон литавр,
каждый ангел Твой возлюбить способен -
воплотиться рядом в реале, дар
этот здесь дороже воды и соли, -
и не знают люди меня такой –
как я рвусь из клеток, ломая кости,
как страшусь приюта, гоню покой
крепким кофе, бунтом в крови и злостью:
на себя – что часто хочу уснуть
хоть на жизнь, хоть на день – отдохновенья
от соблазнов диких своих и смут,
от любви, от яда, от вдох-новенья…


* * *

Про кота

Мой кот пушист и реваншист, и вечно требует добавки, мне выбирать придётся из им стыренной консервной банки, открытой пять минут тому, кусочки дивной рыбки-шпроты, и снова отдавать ему, поскольку просто неохота ругаться из-за ерунды с пушистым, наглым, желтоглазым, подкапывающим цветы на подоконнике, ни разу не устыдившимся усов сметанных - явная улика! - не запирать же на засов буфет и холодильник! С лика кошачьего - смешит меня наиневиннейшая мина, диван изодранный - фигня, зато кошан ужасно милый, когда, курфарша поточив, придёт и ткнётся носом в ухо, и гнев смиренно замолчит в душе моей... В горошек брюхо, на лапах белые носки, и морда как у Президента, поствыборочные листки в сознаньи важности момента рассматривающего...)


* * *

Конспект романа

...И выпадет карта сюжета, и будет краплёной,
и сны воплотятся в людей, что бывает нечасто,
и красный запретный заменят на свежий зелёный,
и будет к тебе милосердно любое начальство -
небесному шефу смиренье твоё симпатично,
земные надменные тётки пожалуют взглядом...
И даже не скажет никто, что она - истеричка,
твоя героиня, которая дура...Так надо,
так, кровью венозной в лядащий сюжет утекая,
ты слепо ведома коварством изменчивой темы,
и разве докажешь кому, как напрасна такая
усталость и боль, что на карте отмечены все мы
- кто Богом, кто чёртом - бойцы или жертвы событий,
которые пишем исправно, затем проживая,
образчики мук перманентных, чьи жидкие нити
нас держат на краешке ада земного и рая...
И смерть долгожданной покажется вдруг в эпилоге,
и муки земные с небесными смешивать поздно,
душа переполнена горем и светом в итоге,
и чистым становится страстью изгаженный воздух...


* * *

Про это

Слава Богу,
с мамой могу
говорить обо всём:
о долгах,
о пасьянсе "косынка",
о любви,
о падении курса меня.
Только полётов в астрал
я теперь не касаюсь -
сразу начнётся:
мол, куда ты
без шарфа и без телефона,
без бутербродов на завтрак,
и вообще,
не забудь потеплее одеться:
везде сквозняки.


* * *

Мы не рабы. Рабы – немы,
А мы все треплемся, придурки,
О преимуществах сумы
Перед тюрьмой, давя окурки
В горшке с геранью, мутный чай
Глотая нервно по привычке…
Мы разучились помолчать
и воспарить.
Увы, не птички.

* * *

Пока одиночество беспредельно.
Пока никому никакого дела
до судьбы твоей, заключённой в строки,
пока незабвенны её уроки,
пока поддаётся разгадке память,
и не больно ещё ниоткуда падать.
Пока допустима дыра, каверна,
пока не тревожит, что дело скверно,
что баланс исчерпан, кредит не начат...
И транжиришь легко, забывая сдачу,
и на чай отстёгиваешь, как Ротшильд,
и на каждый час, что бесцельно прожит,
тупо машешь рукой: мол, минут, как сора...
Только время сжимается споро - скоро
твой шагреневой кожи клочок - с овчинку,
да и небо темнеет не без причины,
а личинка поступка под слоем пыли
не торопится кокон менять на крылья.
И вообще, никому никакого дела до тебя.
Одиночество. Без предела.


* * *

Вскрыла жилы. Неостановимо…
М. Ц.


Как будто предчувствуешь выстрел в упор –
Такой холодок пробегает порою.
И чует спина занесенный топор,
И пахнет одежда запекшейся кровью.

И дышит в затылок клыкастая пасть,
И гаснет артерии сонной биенье,
Но пропасть, в которую тянет упасть,
Уже не поставит тебя на колени.

И страшно, как бешено хочется жить,
Как пытка безмолвием все изощренней,
Как голову кружит, сознанье крушит,
Как хлещет из вены. Уже отворенной…


* * *

Судьба - это ловчая яма.
Осиновым колом на дне -
приманка сладчайшего ямба,
циан, растворённый в вине,
слепая присуха, рулетка...
Пускай покуражится всласть,
раскрыв золочёную клетку...
Да ладно. Сама нарвалась.


* * *

Пусть твоя немота мне не стала тайной,
среди прочих тайн лишь одна… Фатально
исковеркав голос, бредёшь по кругу,
где никто друг другу (никто друг другу!)
помогать не вправе, и бремя фальши
держит нас, не пуская дальше,
не давая сойти с дистанци-
и, но, останься
хоть каким расхваленным в хлам эподом, -
видишь, дом в развалинах… эпизодом
твой мелькнёт свихнувшийся всуе ангел,
всех ниже рангом,
смерть зовущий в свидетели… Вечный Некто,
неизменно сущий как сгусток спектра,
ослепительный при любой погоде,
он поведал мне: всё проходит …

ВСЁ проходит.

* * *
Аватара пользователя
Terminus
Модератор
 
Сообщения: 12996
Зарегистрирован: 14 дек 2010, 04:02
Откуда: Россия
Диагноз: F20.025

Re: Наши рассказы\стихи на Фестиваль

Сообщение Terminus » 13 окт 2014, 17:00

* * *


sonya_zola

Стихи


Вишневый сок

Сердца стук и висков пульс
Соком вишни разлит на кровати…
Мыслей бред и стихов – муть.
Нет, не ставь мне сегодня Вивальди!

Не пытайся пристать с наставлением –
Мне сейчас не впитать ничего.
И побудь хоть часок привидением!
Я устала страдать. Мне уже хорошо.

Не понять мне гармонии семечек–тем.
Не напиться вишневым мне соком.
Нужно вовремя просто уйти от проблем,
Чтоб не стало безумным око.


Около парадной двери слышатся шаги…
Я теперь тебе не верю. Лучше уходи.
Ты давно меня изводишь голосом своим.
Имя твое не спасает от холодных зим.


* * *

Ассоль (2)

Волнует кровь симфония весны.
Простоволосая, стою на берегу.
И если парус вдруг покажется вдали,
Я брошусь мыслями в хмельную синеву…
Оттуда он помашет мне рукой,
Ланит горящих не скрывая цвет.
И я на миг забудусь и немой,
Но выразительный пошлю ответ.
Ослепнув от кроваво-красных парусов
И от печальных взглядов Жениха,
О, наконец-то, через много лет
Шепчу: «Я дождалась тебя».
С тоской безропотной на сердце
Уйду с брегов, седых камней, ущелий.
Жених сойдет, ища на берегу
свою невесту…
…И он найдет клобук забытый на песке,
И четок исцарапанное ожерелье.

(2004)

* * *

Возможно, на рассвете
Уйду из дома снова.
В серебряной карете
Я кинусь – за просторы.

Не удержать любовью
Мой дух огнекрылатый.
Напоит щедро болью
Мой Господин распятый.

Когда-нибудь воскресну
Я раньше сна немого.
Мне будет интересно
В юродстве жить больною.

Не умирай, надежда!
Я снова брошу вызов –
Нет сердца и нет места –
Я брошу вызов смерти!

И скорпионьим жалом
Себя пронзив, устану.
Мне снова не хватает
Той молодости пьяной.

В больнице ли, в темнице –
Мой Господин со мною.
Я – роковая птица,
Убитая неволей.

(21.10.08)

* * *

SOS (триптих)

Мережковскому

1

Что ты скажешь мне теперь
Полупьяный убогий скиталец?
Почему на руках твоих зверь?
Что молчишь, изувер, голодранец?
Раньше ты был скромней
И блаженством отмечен.
Мы не стали умней –
Погибает Отечество.
Растоптали любовь –
Убивать теперь можно.
Не отмоешь ты кровь.
Что ж, молчи – и так тошно.

2

Давить любовь – убийство.
Надежду распинать! За что?
Прикройте свои мысли.
Кругом – одно дерьмо.
Никто вас не услышит –
Укажут вам на дверь.
Развратники, потише –
Орет, ликует зверь!
Без мата не напишешь
О том, что деется вокруг –
Тогда то нас услышат –
А ты молчи, мой друг.

3

Погибает искусство –
Хода нет и желанья.
Расцветает искусно
Деградация, Марья!
Ты покинула нас,
Глядя на безысходность,
Тупоумие рас
И дерьма многотомность.
Люди червем ползут
В бледноокую смертность.
Нас задушит испуг
Пред Судом – все сгорело!


* * *

Без крыльев

Как голодный без хлеба,
Так и я люблю, но не умею летать.
Как птица вольная без неба
Хочу страдать.

Боль души – крылатая дева.
Забери меня от суеты.
И возьми меня с собою в небо.
Забери меня.

Когда мне кажется, что я довольна –
Я вру себе. Мне птицею не быть.
Зияет пропасть под небесным морем.
Куда без крыльев? Ну как же мне жить?


* * *

Белое – Черное
Муза – Монахиня
Хельга – Елена
Пламя – Вода
Песня – Молчание
Взоры печальные
Муза, Монахиня –
Два крыла.

(17.07.05)

* * *

Асфальт

Асфальт – бесконечная черная пасть
Языком раздвоенным лижет ноги прохожих.
Под гнетом Взгляда иду осторожно,
Боясь упасть.

И грянул гром, словно выстрел в спину.
Дождь хлынул на асфальт…
И мир раскололся на две половины:
На рай и на ад.

В сильнейшем потоке, заглушающем стоны,
Кружился отвергнутый мир.
А кто-то незримый смотрел с небосклона
…И слезы лил…

(27.03.02)

* * *

Вокруг круговерть до смешного пуста.
И важные, томные лица…
Сбегу от всего! Окунусь с головой
Я в слез голубую водицу.

Давно в суете, сигареты жуя,
Бегу от себя и от мира.
Моя сизокрыло – хромая душа
Навзрыд исполняет псалмы и молитвы.

Упала в траву, запрокинув глаза
В осеннее озеро неба.
Мне жаль почему-то, что я не листва,
Гонимая ветром на небо.

Мне жаль, что я лед растопить не могу –
Греховную, мерзлую глыбу.
Дышу и рыдаю, дышу и гляжу.
И буду лежать, пока не остыну…

Осеннее море.
Дождливое море.
Греховное море –
Души одинокое горе.


* * *

…Виноградную косточку в теплую землю зарою…
(Б.Окуджава)


Жизнь моя – глаза свои прикрыла…
Взгляд Твой – высота или дыра?
Ты меня надеждой окрылила.
От красоты Твоей когда-нибудь сойду с ума…
О, всюду тайна!
Бреду, веселая, а под ногами мост хрустит
Над пропастью безверья и раскаянья,
Над пропастью уныния, тревог, обид…
Ты ласковой рукой своей ведешь сегодня,
А завтра этой же рукой ударишь по лицу.
Как мне принять Твое безмолвие достойно?
Молчишь, когда кричу: «О, руку дай мне, я к Тебе иду!».
О, жизнь – дарительница шансов,
Как винограда гроздь срываю я ее.
В ней спелость вечности и счастья влажность
Разлита по земле Твоей божественной рукой.

(1.04.02)

* * *

Вечер

Тем молчаливей становлюсь,
Чем больше знаю, что
Боюсь любви. Боюсь, боюсь!
И больше ничего.

Устала от побед, игры безмолвной,
Предательских и преданных очей.
«О, прелесть! Будьте одинокой». –
Советовала старая Нинель.

И я внемлю ее совету.
Мой вечер! Мой фонарь! Мой стол!
И утонченным силуэтом
Склоняюсь снова над стихом.


* * *
Аватара пользователя
Terminus
Модератор
 
Сообщения: 12996
Зарегистрирован: 14 дек 2010, 04:02
Откуда: Россия
Диагноз: F20.025

Re: Наши рассказы\стихи на Фестиваль

Сообщение Terminus » 13 окт 2014, 17:03

Ну вот пока и всё. :) Произведения Tigersharka или эссе Sadflesh'a - выкладывать пока не буду, только с их разрешения, прошу извинить. Да и любой другой автор, если ему не нужно тут выкладывать это без его разрешения - по первому требованию удалю, разумеется. :)

Это - то, что от наших авторов было предложено на Фестиваль по литературной номанации.
Аватара пользователя
Terminus
Модератор
 
Сообщения: 12996
Зарегистрирован: 14 дек 2010, 04:02
Откуда: Россия
Диагноз: F20.025

Re: Наши рассказы\стихи на Фестиваль

Сообщение Шивелиус » 14 окт 2014, 07:33

У меня ещё одно стихотворение должно было быть - то, которое у меня вызывало сомнения. Терминус помнишь я передумал и решил, что пусть оно тоже участвует?
Аватара пользователя
Шивелиус
 
Сообщения: 13810
Зарегистрирован: 21 мар 2012, 17:35
Откуда: Остров спокойствия в океане страстей
Диагноз: Жив и ладно

Re: Наши рассказы\стихи на Фестиваль

Сообщение Terminus » 14 окт 2014, 08:23

А... Да, конечно. Спасибо, что напомнил. Копировал сюда с основного списка, и не глянул там где "Дозаявка."
Аватара пользователя
Terminus
Модератор
 
Сообщения: 12996
Зарегистрирован: 14 дек 2010, 04:02
Откуда: Россия
Диагноз: F20.025

След.

Вернуться в Фестиваль "Нить Ариадны" (2014)



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

  Телефоны экстренной психологической помощи

   Каталог@Mail.ru - каталог ресурсов интернет

Мир равных возможностей. Фестиваль социальных интернет -  ресурсов