20 лет без лечения

Истории людей с психическими расстройствами
Правила форума
В этом разделе вы можете поделиться историей своего расстройства или проблемами, с ним связанными. Просим не рассчитывать, что здесь вам помогут определить, есть ли у вас психическое расстройство, или нет. Это невозможно без личного визита к врачу-психиатру или психотерапевту. Но здесь вам могут дать советы, которые, вам, возможно, пригодятся. Вы можете здесь также прочитать об опыте других людей, попавших в ситуацию, сходную с вашей. Все сообщения здесь - это личные мнения участников форума.

20 лет без лечения

Сообщение Tоварищ » 04 янв 2019, 14:49

Здравствуйте, уважаемые участники форума. Поделюсь и своей историей. Мне 41 год, на 1 курсе института после прочитанных книг Лазарева началась бессонница и пошли мысли о том, что хочу убить маму. Сказал об этом родителям, мама тогда была в приятельских отношениях с одним экстрасенсом, который «посмотрел» меня и сказал, что у меня всё в порядке, никакого раздвоения личности у меня нет, и что я «придуряюсь». Я посчитал, что у меня и в самом деле всё так, и продолжил с этим жить. Одолеваемость инородными мыслями, между тем, продолжалась, и где-то через год в одну из ночей я всеми силами удерживал себя от того, чтобы повеситься. Всё это время я продолжал учиться и работать (собственная коммерция, начал ещё со школы). В сложившейся в моей голове после прочтения картине мир стал какой-то жёсткой, запрограммированной структурой, с каким-то ужасающим, мертвящим Богом. Намного позже я понял и осознал, в чём основной ужас озвучивавшейся модели,- шло разделение человека и Бога. Тягостная жизнь без эмоций, в невероятном ужасе от картины мира, нарисованной Лазаревым, со страшным, мертвящим Богом – вот что мне сопутствовало, впрочем, вспоминаешь сейчас об этом как о чём-то, что было не со мной. Ни к какому психиатру я не обращался, считая, что у меня и в самом деле всё в относительном порядке (!). Помимо бессонницы, у меня пропала потенция, и в начавшихся отношениях с одной из девушек у меня вдруг всё получилось, и приписав тогдашней влюблённости роль настоящего чувства, я решил, что нужно жениться на этой девушке, что и сделал. Прожили мы полгода (у нас была собственная квартира, которую я купил в 20 лет), потом расстались, каждый имел слишком большое количество своих тараканов. Тем временем, у мамы развился рак с метастазами (она рассчитывала вылечиться с помощью Лазарева от своей изначально доброкачественной опухоли, тогда я и познакомился с его книгами), и она умерла. Сорок дней со дня её смерти пришлись на день Пасхи. Меня это потрясло – ведь Лазарев говорил, что у мамы всё хорошо (мама ездила к нему на «приёмы» два раза). И после этого началось освобождение от страхов, которые были моими спутниками на протяжении последних трёх лет – ведь Лазарев-то, оказывается, ничего не знал!!! И всё, оказывается, вовсе не предопределено!!! К тому времени я обрёл родного человека, девушку, которая стала второй моей супругой. Я сказал себе, что нельзя допускать плохих мыслей в отношении моей супруги (на полном серьёзе я считал, что эти чужие мысли на самом деле мои…). Мы зажили нормальной, счастливой жизнью, у нас появился ребёнок, сейчас ему 18 лет. Мысли меня не донимали, как будто я вошёл в какое-то состояние, в котором можно существовать автономно от них. Перед поездкой в Париж я начитался психологических книг, которые утверждали самостоятельность и бесстрашие человека, каковых он может достичь сам, и сказал себе что-то вроде «А вот теперь мне всё нипочём». И решил почитать Лазарева. Почитал несколько страниц, вроде со всем согласился. Сначала пришло ощущение глухой радости (именно глухой, автономной от окружающего мира и не настоящей), а потом сразу же навалилась беспробудная тоска. Мне подумалось, что я достиг всего, что только можно хотеть в своей жизни – жильё есть, и с избытком, много где побывал, жена, ребёнок, работа идёт своим чередом – и, как в песне Гребенщикова, можно «сходить с ума от того, что нечего больше хотеть». Тоска сменилась унынием. Я лежал на диване в прострации, буквально опустив руки и не борясь за что-либо внутренне, и внутренне смаковал, как мне плохо. Внутри было чувство – смысла в этой жизни нет. И, если не ошибаюсь, уже в эту же ночь я проснулся от непередаваемого ужаса. Ужас был не сном, а мной. Я был где-то не здесь. Сном это не было – было присутствие в какой-то непонятной реальности. Я видел табличку со своей фамилией на могиле – и мне это было безразлично, сам себе я был безразличен и не чувствовал ужаса собственной смерти, только факт этот фиксировался где-то в мозгу. Я ощущал лишь страшное оцепенение и присутствие в себе чего-то, что не было мной. В мозгу шли какие-то мысли о Боге – и какие-то мои сомнения в вере в Бога сопровождались молниеносно всплывающей фразой «Вот тут-то я тебя и поймал». Это не было мыслью, тем более моей – ретранслировалась информация от какого-то непонятного участника непонятного диалога. Моя тонкая ночная рубашка на спине была полностью мокрой – хоть выжимай. Ужас присутствия этого «нечта» с этой ночи ощущался мной постоянно. Я чувствовал его в позвоночном столбе, особенно противными были ощущения над ступнями – когда шёл куда-то, со мной шагало что-то вязкое, липкое и холодное. Я не мог отдохнуть от этого ни на секунду, сон не давал никакого восполнения сил. А их у меня не было, всё время хотелось спать, прилечь. Сам же я, ещё когда мне не было так плохо, самонадеянно захотел войти в состояние прошлых лет – по наивности я был уверен, что мне нужно прожить это состояние заново, победить его силой воли и понять, что я это преодолел. Если бы знать, что это проблема духовного характера, и своими силами разрешить её не получится, более того - её не сможет разрешить никто…
Ужас был куда посильнее, чем с висельным бесом. Каждый день я молился, в том числе и молитвами против одержимости нечистой силой, но не чувствовал никакого улучшения. Супруга, жалея меня (всё это длилось уже несколько месяцев), нашла платную бабку, к которой сводила меня. Та почитала надо мной молитву и что-то выудила из головы пассами руки. На полчаса мне стало полегче, зато потом наступил настоящий ад. Это сейчас знаешь, что при духовных обстояниях помочь может только чистый сердцем, праведный человек. Состояние ухудшилось – до такой степени, что я не мог спокойно сидеть, лежать, принимать адекватные ситуации рабочие решения. Забегая вперёд, скажу, что ни одна неделя из заказов не пострадала, я их исправно делал. В течение примерно полугода я продолжал молиться, вымаливая улучшения своего состояния, облегчения своих тягот – и с нулевым результатом. Ещё через полгода как-то днём, когда я изо всех сил пытался защищаться от теснящих меня ужасающих чужих мыслей, я получил сильнейший энергетический удар – как будто кто-то ударил невидимым кулаком в голову. Боль была не физической, а именно что энергетической, и мне стало ещё хуже. Посещения бабки ничего не давали, сейчас понимаю, что её вмешательства только бередили тёмную силу. Состояние ухудшалось, в один из дней меня стало разрывать на куски, и ужас, с которым я ложился в ту ночь спать, совершенно непередаваем. В руках у меня ощущалась как будто вода, ладони были чем-то налиты, тело хотелось согнуть, обхватив живот руками. Невозможность спокойно сидеть на месте дошла до того, что мне хотелось куда-нибудь бежать, разрываясь на части - и нигде не находилось никакого отдохновения, даже секундного расслабления. Я боялся находиться рядом с женой и ребёнком – как бы им чего не сделать. Ночью я обхватывал супругу руками, зарывался в её тёплую спину и в ужасе говорил ей – ведь ты веришь, что я ничего не хочу сделать вам плохого? Я молился постоянно – но ум терялся, слова молитвы не складывались в одно целое, забывалась предыдущая строка, сама молитва обесценивалась (а к молитве у меня всегда было благоговение, и её обесценивание было для меня чем-то страшным). Под глазами были ужасные тёмные круги, глаза постоянно чесались, хотелось «вычесать» изнутри себя это нечто. Шла постоянная отрыжка – хотелось выдохнуть эту гадость из себя. Одним из шагов к осознанию того, что с этим своим состоянием надо что-то делать, стали слова женщины-экстрасенса, знакомой маминого экстрасенсорного друга, по поводу моего состояния, о котором я ей рассказал с просьбой о помощи,- «Это ведь ненормально». И эти слова стали отправной точкой – до этого я считал, что могу контролировать едва ли не всё в своей жизни и могу строить её сам, как хочу. Сейчас же я понял, что вряд ли чем смогу помочь себе в таком состоянии, и совершенно не знал, кто может мне помочь – да и поможет ли вообще кто-нибудь. Я продолжал цепляться за жизнь, да и работу никто за меня делать не мог. Каждый день ходил в церковь и молился возле мощей местного святого – благо, что место нашей работы тогда было в соседнем с кафедральным собором здании. И вот при таком моём состоянии мы с супругой решили поехать в тур по Италии – думали, что мне, может, станет там легче, что я развеюсь… В Италии же мне стало настолько плохо, что я отчётливо, с полной уверенностью понял, что могу помешаться. Во сне (назвать сном это было сложно) я проваливался в какие-то пропасти, в голове шла фраза «Убей меня, Господи!». Мы решили вернуться назад в ближайший день, не повидав ни Рима, ни Ватикана. Помню, как в Галерее Уффици пробежал все залы (супруга со мной не пошла – у неё не было сил, находиться со мной рядом было очень нелегко), просто внутренне «поставить галочку» для себя – мол, я тут был, помню мельком увиденное «Рождение Венеры»... Помню голубей, которых мы кормили у Дворца Дожей в Венеции, и аэропорт в Римини, где мы ждали самолёта, и я нарезал круги, просто потому, что не мог сидеть на месте,- а внутри меня в это время копошилась смерть. В памяти получится восстановить все детали этого путешествия – и попутчиков, и кафе, и меню, и отели, и гондолы – внутренне всё фиксировалось и запоминалось, хотя и через нечеловеческий, нестерпимый ужас. Супруга смогла спокойно вздохнуть только тогда, когда самолёт приземлился в Москве,- она боялась, что не довезёт меня живым в Россию. Я совершенно не знал, что делать дальше и как прожить не то что ближайший день, а ближайшую секунду (не преувеличиваю ни на йоту). И, помимо реальной боязни помешательства, я понял, что мне осталось недолго жить. Это ощущение тоже было совершенно неподдельным. Мы решили, что мне надо колоть какие-нибудь психические препараты. Обращение через знакомых к врачу по психическим заболеваниям ничего не дало - рассказав ей о тревожности и некоторых внутренних проблемах и добавив, что я верю в Бога и Бог есть любовь, я получил ответ – «Признайтесь, что Вы больны», который с позиции врачебной этики поверг нас в шок. Выписанные ею лекарства приобретать мы не стали, хотя я был бы рад любому успокоению – да вот только не было никакой веры в то, что лекарства хоть в чём-то могут помочь. В голове у меня шли не то что программы, а одержимость мыслями о <п.2.8, censored> на Святого Духа. Я с ужасом думал, что мне теперь нет прощения от Бога. Уже потом я нашёл в православном интернете рассказ реального человека, который лет за 10 до моего случая тоже был одержим тёмными силами, точно так же бесы принуждали его поубивать всех членов своей семьи, и также заставляли хулить Святой Дух, и он также считал, что ему нет прощения. У него, в отличие от меня, дело дошло до психушки, в которой через какое-то время к нему пришли мысли – надо молиться. Из психушки его забрали, хотя не хотели отдавать родным, и молитвами он смог избавиться от одержимости, которая возникла в нём после занятий духовными практиками и мысли – «Ну, сатана, теперь я тебя не боюсь». Попадись мне такое письмо раньше, оно значительно укрепило бы меня. Но помощь пришла в другом виде.
Я нашёл книгу украинского знахаря. Он приводил массу писем людей, столкнувшихся с проявлением тёмной духовности. Среди массы экзальтированных и «бабьебасенных» попадались и такие, читая которые, я видел схожесть в каких-то деталях с моей ситуацией. Например, одной из женщин психиатры сказали – «Вы не больны психически, у Вас идёт изменение личности». То же самое ощущал и я. Положительным было и то, что во всех своих советах он призывал молиться, поститься, причащаться, ходить в церковь и пересматривать свою жизнь, принуждая себя к добру и веря в Иисуса Христа. При этом лечил он бескорыстно, не беря за свой труд ничего. В книгах он рассказывал, что к нему явилась Богородица и повелела лечить людей. Лечил он молитвой и возложением рук. Мы решили найти его и постараться к нему попасть, так как он был нашей последней надеждой. Договорились через его издателей, что он нас примет (так широко, как раньше, приём он уже не вёл), и через несколько мучительных недель попали к нему. Страждущие люди ожидали своей очереди на улице, где и проходил приём. Люди корчились, когда знахарь клал руки на их голову и одними губами читал молитву, кто-то сплёвывал после этого кровью (впоследствии с этим столкнусь и я), кто-то начинал говорить не своим голосом (мужчина – женским), какая-то женщина хулила Богородицу, опять же не своим голосом. Когда мы дождались своей очереди, знахарь сказал, что мне сделано на смерть (то есть кто-то наколдовал), но вылечить меня получится, и что лечиться надо долго – два-три года. Также сказал, что нужно читать молитвы по молитвослову, поститься, ходить в церковь, исповедоваться и причащаться. Руки возлагать не стал, так как сказал, что я очень слаб и могу не выдержать, начитал молитву на привезённую с собой воду и сказал употреблять её каждый день. Также дал лекарственную траву для настаивания.
Мы вернулись домой. Каждую секунду, даже во сне, я теперь помнил о том, что могу умереть и что мне нужно бороться за себя. Несмотря на то, что молитвы путались у меня в голове и слова были всё такими же обесценившимися, я старался вкладывать сердце в каждое слово, насколько это было возможно в том полумёртвом состоянии. Я поверил в то, что я могу исцелиться, и что в этом мне может помочь Христос – хотя в том состоянии было совершенно невозможно предположить, что что-либо вообще может измениться. Через несколько дней после приезда я сходил причаститься и исповедал несколько вспомянутых грехов. Свирепый, с тяжёлым взглядом настоятель собора, которому я исповедовался, в ответ на мои слова о том, что меня донимает бес, сказал – ходите по субботам и воскресеньям в храм и ни про какого беса не вспоминайте, и послал класть 15 «поклончиков» к одной из икон. Я совершенно безропотно выполнил это, а внутри задал себе вопрос – неужели священники ничего об этом не знают? Как же так возможно?
Слова знахаря о том, что я могу умереть, поставили меня перед лицом правды, и в первую очередь – правды о самом себе. Осознание того, что моя жизнь скоро закончится, подействовало на меня отрезвляюще, насколько это возможно для полубезумного человека. Я старался искать всё плохое, что делал и думал в своей жизни, исследовать причины того или иного своего поступка. Совершенно не представляя того, каким может быть улучшение моего состояния, я верил знахарю и продолжал молиться и читать православную литературу, по крупицам, в меру своего состояния, выуживая для себя какую-то основу, за которую цеплялся и чему старался довериться. Молиться было очень тяжело – в голове было постоянное давление, голоса, и получалось кричать по слогам: «От! че! Наш! И! же! Е! Си!...», полностью ничего не проговаривалось. Во время одной из молитв у меня мелькнула мысль, что, если есть такой силы зло, то ему должна быть и противоположность в виде как минимум такого же сильного добра, которое и должен являть собой Бог. А ещё через несколько дней у меня возникла такая мысль – что если Бог есть, то это происходит по его воле, и он должен знать о том, что со мной происходит такое, и если это не просто так – а это не просто так,- то я это чем-то заслужил. Конечно, я культивировал, как и все начинающие православные, чувство вины в себе, но эта мысль была для меня очень важной. И уже немножко по-другому звучали внутри меня слова молитвы – «мужайся, и да крепится сердце твоё, и потерпи Господа». Несмотря на то, что перед этим, ещё до знахаря, я в предсмертном ужасе орал – «За что? За что???», теперь эти мысли уступили место другим – «Мне нужно не противиться этому. Даже если я умру, то всё это в руках Бога, и в этом есть какой-то смысл, который я не знаю, и, значит, так должно быть». Также промелькнула и мысль, что Бог хочет от меня исполнения заповедей, жизни по ним именно в таком состоянии, в котором я находился. Через сколько-то дней, в одну из молитв, когда я молился, помня о словах Иоанна Кронштадтского, что Бог есть существо препростое, и надо держать себя перед ним, как младенец, лепеча от всего сердца, я молился именно так, по-детски, прося простить всё нехорошее, что совершил, думал… Также у Иоанна Кронштадтского я прочитал, что человек, молясь, должен быть готов получить просимое, иначе выйдет хула на Бога, и эти слова продвинули меня в понимании того, что Бог может не только карать, и что не только это является его, если можно так сказать, функцией. И вот в тот раз, когда я молился, лепеча, сердце моё как будто раскрылось, я продвинулся немного дальше обычных покаянных слов, и – вдруг произошло ЧУДО. Я почувствовал фантастическое ощущение в своём сердце – сквозь все ужасы, хулу, голоса, налитость тела и зуд я ощутил что-то неизъяснимо прекрасное, что было сильнее всего гнездящегося во мне ужаса!!! А ужас с появлением этого потрясающего ощущения куда-то отступил!!! Это ощущение было так прекрасно, что передать словами это невозможно. Я был ПОТРЯСЁН – оказывается, эта гадость, живущая и паразитирующая во мне, боится этого света, и он имеет над ней власть!!!
Ощущение присутствовало во мне непродолжительное время, затем всё стало прежним и тягостным. После этого был рецидив в обратную сторону – вроде бы мне стало хуже, горло сдавливалось ещё больше, но на деле это было проверкой на прочность – не опущу ли я снова руки. В следующую поездку к знахарю через несколько месяцев я услышал от него, что моё состояние по сравнению с тем, что было тогда,- небо и земля (да я и сам это чувствовал), и что если бы я приехал на 2-3 месяца позже, то он бы уже ничего не смог сделать. В этот приезд он уже лечил меня чтением молитвы и возложением рук, и во время молитвы я ощутил, как мои руки сами хватаются за голову и пытаются как будто что-то стащить с неё. Также была небольшая рвота. После молитвы оказалось, что под моими глазами и на лбу – мелкие красные кровяные точки. Мне немного полегчало, и даже в поезде назад я смог днём немного поспать нормальным сном.
Впрочем, по приезду домой через непродолжительное время борьба за себя продолжилась с неменьшим противостоянием. Я старался не допускать ни одной плохой мысли, не осуждать людей (уже позже я понял, в чём состоит действительное осуждение и чем оно отличается от расставления акцентов – один из краеугольных камней большинства считающих себя православными людей). Но я помнил слова священника Александра Ельчанинова о том, что все шипы и тернии нашего жизненного положения точно устроены Богом для уврачевания именно нашей души, старался сподвигать себя всячески на добрые поступки, не желать ничего для себя. В одну из молитв с сокрушением сердца о неприятных собственных качествах я ощутил почти такую же сердечную теплоту, как и в первый раз. Стало понятно, что такое «умиление» (слово, которому нет аналога в других языках) – чувство радости от причастности Бога к тебе и тебя к Нему, от возможности Его прощения тебя даже в какой-то малости. Тяжесть, голоса, хула, налитость тела при этом продолжали быть моими постоянными спутниками, но я старался, насколько это возможно, «не верить в тьму» (Ельчанинов), сознавать, что на глубине это поглощается Светом, Христом. Становились понятными слова апостола Павла – «Кратковременное наше страдание производит в безмерном преизбытке вечную славу». Страдание действительно ощущалось вполне посильным на фоне того потрясения, которое испытала душа, узнав, что на последней глубине есть что-то, что всё объясняет, что сильнее и светлее всякой тьмы. А леденящий мёртвый ужас внутри подтверждал слова Серафима Саровского о том, что дьявол холоден, и в этом его отличие от ощущения теплоты Бога.
Через какое-то время мне стало хуже, тёмные силы начали сдавливать горло (на фоне постоянного зуда в теле и хульных голосов это было невыносимо), и я решил съездить ещё раз к знахарю (его отношение к людям было, кстати, вполне человечным). После третьего сеанса мне стало легче совсем-совсем ненадолго, а потом состояние ещё несколько ухудшилось. Уже потом я понял, что это было предупреждением о том, что нечего надеяться всё время на кого-то и надо бороться самостоятельно, менять себя с упованием на Бога. Несмотря на все ужасы, каждый день я просыпался с радостью о Христе по слову ап. Павла «Радуйтесь» и старался ходить каждую минуту в присутствии Божием. Каждый день продолжал быть подвигом, а нужно было работать и воспитывать сына. Я решил съездить в Троице-Сергиеву Лавру на отчитку, для чего получил благословение у одного из священников, которому, как казалось, можно довериться. Благословение он мне дал, а в ответ на мою просьбу помолиться обо мне сказал – «я молюсь либо за своих духовных детей, либо когда меня об этом попросили за деньги». Всю ужасность этих его слов я осознал позже, когда голова у меня начала просветляться.
Мы съездили в Лавру. Вплоть до самого момента начала молитв я сомневался в правильности нашего приезда – и из-за мнительности, и потому, что отчитка – дело индивидуальное, не массовое. Но когда лоб мне помазали маслом от Гроба Господня (поставили крест на лбу), то я зарычал. Рык этот был страшен. Я присел и пытался стащить со своей головы, а вернее - вытащить откуда-то изнутри нечто, которое засело внутри меня. На руках у меня было ощущение когтей – как будто на концах пальцев вместо ногтей у меня именно когти. Надо ли говорить, что все взоры были обращены на меня (из всего множества людей, собравшихся в надвратном храме Лавры, одержимость тёмными духовными силами проявилась только у меня и ещё у одной девушки, у меня куда явственнее). После отчитки я обнаружил массу красных кровяных точек под глазами, только теперь их было гораздо больше, целый подглазный шлейф, точки выступили ещё и на лбу.
Через какое-то время я решил съездить к православному психиатру, кандидату медицинских наук, в Москву, узнать – нет ли у меня, помимо духовного обстояния, какого-либо психического заболевания. Он развеял мои сомнения и сказал, что мои проблемы носят исключительно духовный характер, и никакой шизофрении или чего-нибудь ещё у меня нет. Также он добавил – «Я думаю, что Господь исцелит Вас», и сказал, чтобы я не налегал сильно на пост (я был очень худ), что даже монахи в Троице-Сергиевой Лавре во время Великого Поста употребляют в пищу рыбу (я держал весьма строгий пост). Слова его по поводу отсутствия психического заболевания сильно меня обрадовали. По приезду от психиатра я обратился к священнику из отдалённой епархии, про которого мы вспомнили и который за пару лет до этого присылал прошения о помощи его храму (мы с Инной помогали). Я попросил помолиться за меня, сказав, что я одержим бесом. Он помнил нас (помощь оказывалась несколько раз) и сказал: «Конечно, помолюсь». После этого мне стало легче, и ощутимо: голоса почти перестали идти. Невозможность полноценно формулировать мысли на фоне отсутствия голосов представлялась практически счастьем. Молитва этого священника оказалась действенной - сам он был устроения бессребренического, чистосердечный и открытый. Состояние моё можно было охарактеризовать – как когда выпьешь, и тебе вроде как хорошо, только тут - плохо. Бегают глаза, постоянная зевота, изменяется походка, обоняние нарушено, внешне – как будто чем-то озабочен, о чём-то думаю, – вот неполный перечень спутников моей одержимости. За 10 лет с 56 кг я похудел до 46 и стал напоминать подростка. Всё это время я пребывал в постоянной молитве, сердечном покаянии, всячески старался отвратиться от всего плохого, что когда-либо сделал кому-то, попросить прощения у тех, кого обидел, видеть в каждом образ Божий, делать добрые дела, сострадать людям и миру. Каждая секунда жизни становилась наполненной смыслом. Я стал приучать себя к самодисциплине и труду (раньше занимался только тем, что было мне «в охотку», а такого было много, учился играючи, без вдумывания), получил автомобильные права – трудом, прилежным обучением, со второго раза. Спасибо супруге, что посоветовала мне выучиться вождению,- помимо очевидного удобства, мобильности и определённой автономности в городских джунглях, езда поменяла во многом и восприятие мной окружающих, позволила лучше понять специфику современного мира, его скорость (мир был совсем не тот, что даже 5 лет назад), выработала любовь к правилам и их понимание. Работа тоже стала понемногу налаживаться – погасили до срока все кредиты, в том числе за вторую машину (теперь у каждого из нас был свой транспорт), а после этого и в самой работе стала появляться прибыль. Скажи мне кто в Италии, что я сдам на права,- я бы горько рассмеялся ему в лицо. Жизнь моя, между тем, действительно стала наполняться радостью – через боль и каждодневное страдание. Радостью о Христе, Который есть последняя глубина и мера всего.
Пообщавшись с несколькими порекомендованными мне священниками, я утвердился в мысли, что в своём городе мне вряд ли кто поможет. А мне очень хотелось дойти до корня своего зла – отчего это когда-то возникло во мне? Какой-то грех, который я не могу вспомнить? Поступки родителей и предыдущих поколений, возможно, боевой прадедушка – безжалостный и к своим детям красный комиссар? Что-то иное? Я думал, что кто-то из священников сможет помочь мне понять истоки моих бед. Но я, увы, ошибался. Проекция доброго отношения к себе со стороны родителей наложилась на церковь – по определению предполагалось, что в церкви обязательно выслушают, поймут и дадут правильный совет. Как же я был далёк от реального положения вещей…
Через несколько месяцев вдруг началось обострение, я почувствовал, как тёмное нечто входит в моё тело снова – и не мог дать этому никакого объяснения. Как же так? Ведь всё начинало налаживаться – и вдруг такое? Значительно позже я понял, что всякое моделирование человеком своего будущего должно быть отброшено, человек должен «научиться падать» - и это значит, положиться на волю Бога, довериться ему. И кажущийся ужас оборачивается через какое-то время совершенно не ожидаемой радостью – «надо только выучиться ждать». «Будь готов к тому, что тебе придётся прожить с этим обстоянием, возможно, всю жизнь» - сказала мне однажды супруга, и я стал свыкаться с этой мыслью, пытаясь отбросить и «могучий инстинкт самосохранения», о котором как о проблеме для христианина писал Ельчанинов. Между тем, обострение повлияло и на работоспособность – мне становилось трудно обдумывать и самые простые рабочие моменты (вождение автомобиля так не страдало). Я всерьёз думал о том, чтобы обучать супругу коммерческим делам (это всё-таки не её, и мы оба понимали, что здесь нужно чутьё в том, что касается закупок, плюс знание товара). Мы оба понимали, что это не лучший вариант, а мне, между тем, становилось хуже. Мы вспомнили о маминой сослуживице, которая лет за 10 до этого отмолила сына от наркотиков и после этого пришла к глубокой вере. Встретились с ней и попросили её молиться обо мне, рассказав ей про моё состояние. Общение с ней очень тепло подействовало на меня – и сейчас, когда я почти выздоровел, я уверен, что в немалой степени это произошло благодаря и её молитвам (о постоянных молитвах супруги за меня я не говорю).
А ещё через несколько месяцев довелось пообщаться с одним из московских священников-интеллектуалов, с ним я списался по интернету и попросил о помощи. Приехавший к нам (мы оплатили ему дорогу) батюшка оказался большим ребёнком, чья способность слышать собеседника оказалась куда слабее, чем в переписке. Поездка в храм в области, где служил ещё не прославленный в лике святых праведник, настоящий воин Христов, практически наш современник, была интересна для него лишь бесконечным фотографированием, без какого-либо пиетета перед этим замечательным человеком и местом, где он служил. Не заметил я никакого молитвенного общения во время этого посещения, и вечером, когда я, для получения совета, рассказал о своём опыте, то услышал маловразумительный совет, который мне мог вполне дать просто неглупый мирянин, но никак не интеллектуал. Апофеозом же его визита стал его вопрос, заданный моей жене,- «Скажите, а что, всё это правда, что Ваш супруг рассказывает? Он ничего не придумал?». Тем тягостнее было услышать такое от интеллектуала с множеством интересных статей, ведь и мне казалось, что мы должны, как минимум, разговаривать с ним на одном языке! И тут – такой почти что удар. Впрочем, и мой отец видел проявления одержимости в Лавре, и это ни на что не повлияло в его жизни (хотя ему и стало по-настоящему страшно тогда). Но это – отец, который не углублён в свой внутренний мир, священник же – это священник…
Во время домашней молитвы у меня много раз выходил мрак, находящийся внутри меня,- всё теми же точками под глазами, когда выходит очень много – то и на лбу, а после того, как вышло лет пять назад по всему телу довольно много этой гадости (в том числе из живота),– я стал прибавлять в весе и круглеть на лицо. Голова стала светлеть, оставалось только небольшое присутствие этой пакости в отдельных местах. А способствовало выходу простое молитвенное правило Серафима Саровского, иногда же – просто чтение «Отче наш», либо просто слова «Господи, помилуй» могли подействовать так, что я обхватывал голову и как будто изрыгал из себя нечто, в то время как голова освобождалась от гнёта миллиметр за миллиметром, раз от раза. Пичкание себя молитвой, а тем более – пребывание в постоянной молитве оказалось излишним и очень тяжёлым, именно для меня и именно в моей ситуации.
Всё время я пытался найти объяснения возникновению своего обстояния и, конечно, всячески искал возможности избавиться от этого – хотя бы до такого уровня, чтобы можно было спокойно дышать и думать. В книге французского православного богослова Жан-Клода Ларше «Исцеление психических болезней», пожалуй, единственном толковом труде, затрагивающем и духовные обстояния, я прочитал о случае из Древнего Патерика, когда бес входил в одного и того же человека четыре раза. У меня же было как минимум две разновидности представителей тьмы, одолевавших меня в разное время. Также я нашёл описание случая с монахиней, которой было попущено одержание бесом, и слова Христа, бывшие ей в ответ на мольбу «Зачем это мне?», – «Я готовил твоё сердце для принятия Меня». Старец Паисий Святогорец, наш современник, приводит не один случай беснования на страницах своих бесед с монахинями, и уточняет, что бес может не выйти сразу и из человека, который покаялся в своём грехе, исповедуется и причащается, так как духовное состояние такого человека ещё не стабилизировалось. Человек в этом случае и расплачивается за совершённый им грех, и одновременно делает своё духовное состояние более устойчивым. «Служка Серафимов» Н.Мотовилов стал одержим бесом только потому, что не поверил в их бытие: «Я задумался, - пишет Мотовилов, - как это может случиться, что православная христианка, приобщающаяся пречистых и животворящих Тайн Господних, и вдруг одержима бесом, и притом такое продолжительное время, как тридцать с лишним лет. И подумал я: "Вздор! Этого не может быть! Посмотрел бы я, как бы посмел в меня вселиться бес, раз я часто прибегаю к таинству святого причащения"; и в это самое мгновение, страшное, холодное, зловонное облако окружило его и стало входить в его судорожно стиснутые уста.». Тёмные силы одолевали Мотовилова более 30 лет. Что же касается возможных путей избавления от этого, то сколь велико было моё удивление, когда я прочитал у диак.Андрея Кураева, что в фразе «сей же род изгоняется только молитвою и постом» слово «пост» добавлено в аскетических целях в средние века, а в оригинале слова Христа звучат как «сей же род изгоняется только молитвой»! Самый главный путь к исцелению, оказывается, наполовину скорректирован! Силясь найти в собственном прошлом катастрофичные поступки, которые могли бы привести к вселению в меня мрака, и не найдя их, я думал о том, что, возможно, это нечто было во мне от рождения и проявилось лишь в каком-то возрасте, а может быть - и вполне вероятно - это было дано мне для исправления себя и полного изменения своего жизненного пути и влияния на мой род в дальнейшем. По прошествии многих месяцев, во время которых духовное состояние действительно стабилизировалось всё больше и больше, могу сказать, что при безусловном бытии тёмных сил рядом с нами не стОит придавать всему, окружающему нас, бесовские черты,- в человеке действуют воля Божья, воля дьявольская и его собственная воля. Мракобесные оценки недалёкими священниками окружающей действительности стоит оценивать как «бабьи басни».
По мере стабилизации состояния приходило и ясное внутреннее осознание того, что всё, что было,- не зря, и что действительно «Бог справедлив до мелочей» (о.Иоанн Кронштадтский), а все стенания по поводу плохого состояния показали - как только перестаёшь противиться и «соглашаешься на испытания, посланные тебе Богом» (о.А.Ельчанинов), то изменение происходит само собой. Именно это и есть смирение, а вовсе не то, что под этим зачастую понимается – отсечение своей воли с потерей себя и попаданием в рабство к пользующемуся этим. Лишь ощущая собственное достоинство, можно пожертвовать им не напрасно и осмысленно. Незадолго до того, как прочитал у Григория Соломоновича об элитарности христианства, я пришёл к выводу, что христианство – религия, которую мало кто может вместить. Человек должен стать сначала человеком, потом джентльменом, а затем – христианином, сказал о.Александр Мень, а затем добавил, что нередко люди и до человека не дотягивают. Скорая помощь мне оказалась не нужна – привычный кавалерийский наскок устарел; помогала именно медленная помощь - я менялся по крупинке в болезни и продолжаю меняться каждый день на протяжении нескольких лет. Надо было учиться жить заново – так, как я ещё никогда не жил и как тогда совсем не умел, более того, не мог представить, что именно это – путь к настоящему себе.
Чувство счастья с какого-то момента начало сопровождать меня каждый день, много-много дней подряд. Удивлённый и восхищённый этим состоянием, я стал воспринимать его как отдохновение после долгих страданий и отсутствия нормальности. Я стал учиться искренне радоваться простым вещам – раньше у меня это плохо получалось, с детства мне было присуще состояние внутреннего трагизма, я развивал в себе нередко именно трагичную ноту, даже не думая о счастье и при этом где-то в глубине души неосознанно желая его. Мне казалось – если есть зло, и это зло так ужасно в своих проявлениях, то как можно радоваться? Ведь это будет совершенно неправильно! Да и окружающая церковная реальность не имела в себе даже намёка на радость, а предрасполагала к психической неустойчивости – Ельчанинов пишет: «Святой, минус его святость, есть невропат (крылатое слово одного доктора, посетившего Афон: "Ну, они все там неврастеники")». А я чувствовал в этой сумрачности какой-то диссонанс. Значительно позже я по-новому вчитался в слова Христа о радости пребывания Святого Духа: «радость Моя в вас пребудет и радость ваша будет совершенна». (Иоан.15:11). Христос даёт возможность радости, более того – эта радость совершенна, никакое зло не может затмить её. На небесах будет радость о грешнике кающемся, бОльшая, чем о девяноста девяти праведниках, – как же считать, что Бог только наказывает человека? Небеса радуются, и сорадуются вместе с человеком. То есть во всём многообразном мраке возможна и вполне реальна радость, более того, она может быть совершенной! Также никому не стоит считать себя покинутым высшими силами даже при наличии отягчающих душу грехов, более того – не стоит унывать по этому поводу. Ведь даже в Древнем Патерике приводится следующий рассказ – когда один жрец-идолопоклонник радостно сообщает дьяволу, что некий монах ушел из монастыря и хочет жениться, тот отвечает: «Не торопись. Этот монах оставил Бога, но Бог не оставил его». Если душа грешного человека шевельнулась живым движением ко Христу – неужели Бог не заметит это?
Итак, я прожил в состоянии счастья примерно три года, жизнь моя изобиловала путешествиями с семьёй, поездками в Москву в театр, написанием статей, активностью в Фейсбуке, коллекционированием недорогой живописи, открытием новых магазинов (и я понимал, насколько отстал от обычных коммерсантов ввиду своих проблем со здоровьем). Но в начале 2016 года я ощутил, как у меня в голове начинает появляться что-то вроде давящего шарика – то, что давно ушло и, казалось, безвозвратно. Тут уже я решил почитать симптоматику психических расстройств, в частности, БАР, и подумал, что у меня многое совпадает. Нашёл через знакомого психиатра в НЦПЗ, приехал, рассказал о всех деталях, врач ничего не сказал мне насчёт диагноза и выписал мне сероквель и тералиджен (его в случаях, когда станет совсем плохо). Мы условились держать связь по электронной почте. Неделя за неделей, миллиметр за миллиметром эта гадость в голове разрасталась, хотя и жить с этим было вполне можно – ни голосов, ни спутанности мыслей. Сероквель мне увеличили с 0,25 до 0,5 в сутки, тералиджен я не пил, так как считал, что состояние вполне сносное. Стал делаться более спокойным, но изменений к лучшему явных не чувствовал. Психиатр мой через год, продлевая мне рецепт, посоветовал поискать кого-нибудь поближе, не в Москве, кто будет за мной наблюдать постоянно. Я нашёл другого психиатра, друга в Фейсбуке моего психиатра, который на тот момент ушёл из НЦПЗ и вёл частную практику. Приехав в Москву и пообщавшись, я узнал, что, по его мнению, у меня был синдром Кандинского-Клерамбо (диагноз, сопутствовавший синдрому, мне также не был назван), и мне был выписан рисполепт и акинетон+бисопролол. От рисполепта я ощущал заторможенность, и супруга замечала то же самое. Пару месяцев побыв у этого психиатра, я понял, что это, видимо, не мой врач, и нашёл очень хорошего, по отзывам, пожилого психиатра с большой практикой, которого один человек назвал богом психофармакологии. Он ахал, слушая, что я больше 20-ти лет пребываю без лечения, и назвал мой диагноз – периодическая шизофрения. Прописал арипипразол (сейчас пью его 22,5 мг в виде зилаксеры), нейронтин (600 мг, 2 таблетки на ночь и 1 утром) и ¼ таблетки мемантина. Диагнозом он меня, можно сказать, пригвоздил, лучше было бы, если бы не называл. Но я как-то смог с этим сжиться и продолжаю жить.
Tоварищ
 
Сообщения: 17
Зарегистрирован: 10 апр 2018, 21:29

Re: 20 лет без лечения

Сообщение Sofia-Kamilla » 04 янв 2019, 15:10

Многабукв, не осилила. Лазарев для меня вот что такое, была там:

phpBB [media]
Аватара пользователя
Sofia-Kamilla

Подари себе улыбку!
 
Сообщения: 9000
Зарегистрирован: 21 дек 2010, 18:09

Re: 20 лет без лечения

Сообщение Blagodur » 04 янв 2019, 15:11

Всё не осилил. Ясно одно, 20 лет лечения вряд ли бы убрали плохие мысли. Так уж мы устроены. Что у пьяного на языке, то у трезвого на уме. А до пьяного состояния дойти оказывается можно без алкоголя - достаточно человека затравить. Но важно понимать, что если считаешь все что ты делаешь шизофренией, а врач это вылечит - то конечно бегом к нему. Я вот уже после врача ознакомился с вопросом, многое понял, что вылечить это можно только лоботомией. Боюсь побочек от лоботомии. Они кстати и говорят, что лечение не вылечивает. Но если тебя захотят сдать в дурку специалисты по затравливанию - они сдадут. Тюрьма за преступление, которое ты ещё не совершил. Просто за плохие мысли. Презумпция невиновности не для больных, а для здоровых уголовников. Как у Вас не знаю. Мастер Иллюзии говорит, что он даже рад диагнозу. А я только больше ужасаюсь с каждым днем где я родился. Зачем мне эта тюрьма по прихоти каких-то денежных дельцов...Лабораторная мышь.
Скрытый текст: показать
Мои лс (личные сообщения) на этом сайте отключены.Устал от вранья и правила, что разглашать лс нельзя. Попробуй потом докажи, если успеешь перед баном. Боты захватили инет.
Аватара пользователя
Blagodur
 
Сообщения: 1854
Зарегистрирован: 25 июл 2016, 17:55
Диагноз: Держали в пб 40 дней

Re: 20 лет без лечения

Сообщение Камушка » 04 янв 2019, 15:32

Фух, прочитала! :)

1.Товарищ, ваша жена - святая женщина. Я бы не вынесла такого в течение 20-ти лет.
2. Вы странный товарищ. Ездить одновременно по святым местам и на отчитки и тут же по экстарссенсам и знахарям, это знаете ли...нелогично в первую очередь, во вторую и третью тоже.
3. Добро пожаловать! :)


Ну и вопросик не по теме, но исключительно из шкурного интересу: назовите три (хотя бы) условия, при которых человек с такой полетевшей кукушкой может стать успешным бизнессменом.
Никто не может грустить, когда у него есть воздушный шарик! (с)

Т9, перестань исправлять мои слова, единая ты Тверь!!!
Аватара пользователя
Камушка
Модератор
 
Сообщения: 7946
Зарегистрирован: 28 ноя 2013, 11:52
Диагноз: кверхтормашка

Re: 20 лет без лечения

Сообщение Tоварищ » 04 янв 2019, 15:35

Возможно, это было не совсем понятно из текста - приход к православию был уже после всех, как Вы назвали, экстрасенсов и знахарей (один из которых мне, между тем, очень и очень помог).
Tоварищ
 
Сообщения: 17
Зарегистрирован: 10 апр 2018, 21:29

Re: 20 лет без лечения

Сообщение Ната51 » 04 янв 2019, 15:38

Прочитала.
Вы довольно сильный человек.И жена молодец.
Аватара пользователя
Ната51
Леди Творчество-2016


 
Сообщения: 17640
Зарегистрирован: 27 сен 2015, 19:48

Re: 20 лет без лечения

Сообщение Зелёный Лев » 04 янв 2019, 15:46

В психозе у меня тоже было ощущение когтей.И еще хвоста.Хотя моя главная тема была "операторы",а не бесы...
Аватара пользователя
Зелёный Лев
Администратор
 
Сообщения: 24892
Зарегистрирован: 31 янв 2017, 11:15

Re: 20 лет без лечения

Сообщение Зелёный Лев » 04 янв 2019, 15:52

И еще "операторы" постоянно задавали мне вопросы о
боге.А меня это раздражало.Я так и говорила-вы ненормальные чтоли?это тут вообще причем?идите <п.2.8, censored> :D Мне-то было не до религии...
А потом отец возил меня к бабке.Она денег не просила.И голоса не прошли,естессно.Да я и не ждала,что пройдут.Но тогда я впервые за несколько недель вырубилась.Без паники.И молитвы я тоже читала.Богородица дево радуйся которая.Так вот,помню,что было несколько хлопков в башке,как разряды электричества и вспышки.Громко и мощно.И голосов стало меньше.Самовнушение или нет?совпадение?понятия не имею.Но было.
Аватара пользователя
Зелёный Лев
Администратор
 
Сообщения: 24892
Зарегистрирован: 31 янв 2017, 11:15

Re: 20 лет без лечения

Сообщение Зелёный Лев » 04 янв 2019, 16:11

экстрасенсов и знахарей (один из которых мне, между тем, очень и очень помог).

Как и чем именно?
Аватара пользователя
Зелёный Лев
Администратор
 
Сообщения: 24892
Зарегистрирован: 31 янв 2017, 11:15

Re: 20 лет без лечения

Сообщение Tоварищ » 04 янв 2019, 16:27

Зелёный Лев писал(а):
экстрасенсов и знахарей (один из которых мне, между тем, очень и очень помог).

Как и чем именно?


Он призывал молиться, поститься, пересматривать свою жизнь, просить прощения у тех, кого обидел.
Tоварищ
 
Сообщения: 17
Зарегистрирован: 10 апр 2018, 21:29

След.

Вернуться в Наши истории



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Angel, Елена_, Tsar, Милана и гости: 9

  Телефоны экстренной психологической помощи

   Каталог@Mail.ru - каталог ресурсов интернет

Мир равных возможностей. Фестиваль социальных интернет -  ресурсов